Музыка с видом на осень

    Президент хлебозаводов «Восход», первый заместитель генерального директора Сибирской хлебной корпорации Сергей Гребнев выпустил новый альбом своей группы «Дети понедельника», который называется «Вид на жительство»: 14 треков и два видеобонуса лирической эссеистики, сдобренной экзистенциальной грустью и сдержанной радостью.

    Первая пластинка «Детей понедельника» и Сергея Гребнева «Кураж» вышла два года назад. Это была музыка, близкая по духу к тому, с чего начинался русский рок, — «Машине времени», «Воскресению», ДДТ. Собственно, Гребнев, автор всех песен и вдохновитель проекта, этого и не скрывал. Что и понятно — его личная музыкальная матрица формировалась именно тогда. Песни с первого альбома были, при всей жесткой ритмичности, вполне мелодичны. Музыка и тексты требовали вслушивания, а не танцев, хотя группа регулярно и успешно выступала с концертами в клубах. Но буквально сразу же рядом с громкими и энергичными вещами из первого альбома зазвучали акустические и полуакустические баллады, которые мне, например, стали нравиться больше всего остального.

    Вот из этой акустики и полуакустики и вырос новый альбом. С одной стороны, он стал логичным продолжением «Куража», поскольку несомненно узнаваемы авторский почерк, стилистика текстов, а с другой — это совершенно иная грань музыкального мира Гребнева. Пожалуй, два первых трека — «Мы» и «Танцуй» — еще как-то связывают «Вид на жительство» с первой пластинкой, но остальные — совершенно другая история. История отдельного человека, остро чувствующего и хрупкость мира, и свое одиночество в нем, и неприкаянность в этом «веке, похожем на обман», который все «купил-продал на больше-меньше»… Другое настроение: минор — но без отчаяния, печаль — но светлая. Другой саунд — прозрачный, как ручей, в котором на глубине, под гитарной рябью, то флейта проплывет, то скрипки блеснут, то баян хвостом плеснет. Аранжировками занимался экс-клавишник «Калинова моста» Александр Владыкин — альбом получился очень цельным, с единым звуковым лицом, но совершенно не монотонным: мимика этого «лица» подвижна и разнообразна, но без кривляния и чрезмерности. Грустная улыбка, печальная радость, неизменная надежда, вера в лучшее и приятие любого времени года. В этих песнях много дождя и осени, но после туч всегда «небо сохнет, как белье», а осень — это не только непогода, но и пора трезвости и зрелости, в конце концов. Дурашливая «Суббота», в которой автор «кислородно и бегемотно» валяет дурака, лишь подчеркивает эту зрелую трезвую ноту грусти. Мне, положим, эта нота близка: «Дерева», «На краю», «Мокрые улицы», «Письма» и особенно «Невпопад» я слушаю в айподе уже несколько дней подряд.

    На обложке альбома стоит штамп «Акустика» — в качестве рекомендации слушателям. Это заставляет задуматься об акустических, скажем так, свойствах нашего пространства-времени. Очевидно, что эта прозрачная, хрупкая пластинка страшно далека от всего того, что любит наш российский массовый слушатель, — русского шансона под пиво и Стаса Михайлова про женщин. У Гребнева же, на секундочку, ни в одной песне не произносится слово «любовь» — хотя весь альбом и про нее тоже. Понимая отчетливо, насколько сегодня любому умному продукту — музыке, книге, кино — трудно найти своего слушателя, читателя, зрителя, я все же надеюсь, что «Вид на жительство» Сергея Гребнева получит постоянную прописку в плеерах и проигрывателях ценителей хорошей музыки.

    Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

    НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ