Константин Ивушкин: «По большому счету, нам все равно, где работать»

В текущем году новокузнецкой компании «Сибшахтострой», занимающейся строительством промышленных объектов «под ключ», исполняется 70 лет. В последние годы она переросла основную специализацию — модернизацию и строительство угольных объектов, также зарекомендовав себя как якорный генподрядчик при строительстве объектов в нефтехимической и золотодобывающей отраслях. О том, как «Сибшахтострой» пережил «американские горки», став универсальным генподрядчиком, почему сотрудники компании получают iPhone на работе, а также когда в Шерегеше наладят логистику, в интервью «КС» рассказал первый заместитель генерального директора ООО «ОК «Сибшахтострой» КОНСТАНТИН ИВУШКИН.

— «Сибшахтострой» можно считать ярким примером успешного ведения среднего бизнеса в Кузбассе. Холдинг регулярно попадает в пятерку крупнейших строительных компаний Сибири и первую сотню отечественных предприятий, ведущих инфраструктурное строительство. Каков сегодня годовой оборот компании?

— Годовой оборот «Сибшахтостроя» в 2016 году составил порядка 5 млрд рублей. Для сравнения: в 2007 году он был 1,3 млрд рублей, в 2009-м — 3,6 млрд рублей, в 2010-м — порядка 7 млрд рублей, а в пиковый для нас и всей Кемеровской области 2012 год — около 13 млрд рублей. Дальше, как на «американских горках» — 3–8–5–6 млрд рублей соответственно.

— С чем, на ваш взгляд, это связано?

— Исторически мы всегда работали с угольными компаниями. 2012 год стал вершиной развития Кузбасса. На тот момент уголь стоил дорого, и регион являлся лидером по объему инвестиций во всей Сибири. Но конъюнктура угольного рынка резко изменилась: сначала цена упала в марте 2012-го на 15%, затем в июле — уже на 30%.

В начале года мы поняли, что все проекты угольщиков о строительстве обогатительных фабрик и шахт вряд ли будут реализованы. И действительно, на следующий 2013 год у нас угольных объектов резко не стало. Мы начали смотреть, на какие новые рынки может выйти компания. Я собрал чемодан и поехал в Москву, где прожил 11 лет и занимал руководящие должности в крупных холдингах. К своим товарищами ходил в министерства, в Управление делами президента, спрашивал: «Что с углем, какие перспективные рынки вы видите?» Мои собеседники были уверены: уголь падает в цене, и тенденция сохранится лет пять. Их прогнозы подтвердились. Мне говорили, что наиболее перспективными отраслями являются нефтехимия, газ, нефтегаз, нефтехимия и газохимия.

— Какая из них оказа­­лась спасительной для «Сибшахтостроя»?

— Нефтехимия. В тот момент мы строили в Томске ЛПК «Партнер-Томск» — завод по производству плит МДФ. Параллельно на площадке «Томскнефтехима» (дочернее предприятие «СИБУР Холдинга», крупнейшего нефтехимического холдинга России. — «КС») «СИБУР» реализовывал программу по техническому переоснащению, начались тендеры. И «СИБУР Холдинг» рискует: берет шахтеров — дает нам первый объект: завод по производству БОПП-пленки. Это тонкая пленка на пачках сигарет и других упаковках. Мы хорошо себя рекомендуем и попадаем в пул, в Топ-5 генподрядчиков ПАО «СИБУР Холдинг» по Сибирскому федеральному округу.

— Сложно было перестроиться?

— Да, это потребовало много сил и финансовых вложений, поскольку требования «СИБУРа» оказались очень высокими. С 2012-го до 2016 года мы перестраивались сами и полностью перестраивали коллектив. Наши люди были просто не готовы. Частенько кто-то из «СИБУРа» говорил: «Уберите этого прораба или начальника стройки!» Для нас это был шок. Ну как?! Такого в угле никогда не было. Требования были жесткие и к одежде, и к спецодежде, и к работе в определенных программах. Чтобы войти в нефтехимию, мы потратили порядка 25 млн рублей на получение лицензий, согласование, аттестацию, новое оборудование. Хороший опыт приобрела наша молодежь. Мы выбрали восемь ребят и послали их «узловыми» на объекты. Через сито «СИБУРа» прошла половина, остальные уволились. Они просто не справились.

— Как выглядит портфель заказов «Сибшахтостроя» сегодня?

— Последние два года наш ключевой заказчик — «Томскнефтехим», его заказы составляют порядка 30% в обороте компании. Угольная отрасль дает еще порядка 15%. Два объекта заканчиваем для «Кузбассразрезугля», работаем на угольных разрезах «Калтанский» и «Бачатский», переносим вентилятор на шахте «Листвяжная» (входит в «СДС-Уголь»). Все остальное — это ниша золотоизвлекательных фабрик. Заказчики — «Полюс Золото» и Nordgold.

— Давно работаете с золотодобытчиками?

— С 2016 года. Золотодобывающая промышленность восстановилась, после кризиса возникла необходимость строить золотоизвлекательные фабрики. Сейчас у нас их две, еще две — в проработке. Начав использовать вахтовый метод работы, мы думали, что потеряем 50% коллектива, но на деле оказалось, что ушло только 2–3% сотрудников. Объемы растут, уже нужны дополнительные люди. Утром у отдела кадров выстраивается очередь.

— Как считаете, в каком сегменте промышленного строительства сегодня доходность выше?

— Думаю, в золоте. Не то чтобы эта ниша очень маржинальна, но с учетом вахты там цены выше. Скажу так: золотодобытчики сейчас заинтересованы. А мы работаем там, где люди заинтересованы. Если видим, что заказчик допускает проволочки, не заинтересован, в результате мы фиксируем убытки, просто встаем и уходим.

— Какова сегодня доля «Сибшахтостроя» на строительном рынке СФО? Есть ли в планах наращивать свое присутствие в регионе?

— Я не стал бы оценивать долю рынка. На сегодня есть несколько инфраструктурных проектов в стране, а как такового рынка СФО, на мой взгляд, не существует. Правильнее сказать: какое место из генподрядчиков с юридическим адресом в Сибири мы занимаем. Однозначно, это первая пятерка. Конечно, хотелось бы вернуться к уровню 2012 года. Объекты, на которых «Сибшахтострой» работает в настоящее время, позволяют надеяться, что по итогам года однозначно будет рост финансовых показателей. 2012 год очень помог нашей компании, сделал всю ее структуру рыночной. Заводы, входящие в холдинг, стали самостоятельными. «Сибшахтострой» в их портфеле заказов занимает не более 30%. Например, 70% заказов Сибирского завода металлических конструкций дают нефтехимия и газовая отрасль.

— В настоящее время «Сибшахтострой» — одно из немногих независимых предприятий, не входящих в состав крупных федеральных холдингов. Да и вообще, его история нетипична для предприятия, произрастающего из советской эпохи… На каких принципах основывается успех?

— Во-первых, это преемственность, семейность. Мы семейная компания. Мой отец Анатолий Ивушкин в свое время вышел из «Кузбассшахтостроя». Единственное управление, которое выжило, это «Сибшахтострой», созданный на базе Новокузнецкого шахтостроймонтажного управления № 6. Еще один принцип — люди: ни один станок не может работать без людей. Мы формируем коллективы, они проходят обкатку «СИБУРом», вахтой. Наши сотрудники постоянно обучаются, проходят стажировки в Италии, Финляндии, Китае. И в России бывают на многих заводах. Сам я тоже много стажируюсь. В выставках постоянно участвуем, это обогащает. В 2009 году компьютерная грамотность «Сибшахтостроя» была всего 30%, сегодня у нас у каждого современные девайсы, в основном iPhone. Причем мы их выдаем, поскольку считаем, что самое важное — это обмен информацией. Во-первых, на каждом телефоне должны стоять мессенджер, корпоративная почта, CRM, системы электронного документооборота и т. д. Смартфон — инструмент управления бизнесом. Звонки минимизированы, акцент на электронное планирование совещаний, встреч, обсуждения в мессенджерах. Сейчас у нас 100%-ная компьютерная грамотность.

В последние годы произошло омоложение «Сибшахтостроя», как возрастное, средний возраст сотрудников на предприятиях группы — 39 лет, так и квалификационное. У нас есть ветераны, которым далеко за 60 лет, а они работают на компьютерах в современных программах, пользуются iPad, iPhone. Мы в паспорт не смотрим. Следим за тем, соответствуют ли люди сегодняшним требованиям заказчика.

— Вы действительно каждому сотруднику выдаете iPhone?

— Да, начали выдавать iPhone 3, сейчас уже дошли до iPhone 6. Модель зависит от того, какую должность сотрудник занимает. Если человек хорошо себя зарекомендовал, он директор, то у него минимум iPhone 5 или iPhone 6. Если работник покидает компанию, то сдает телефон. На совещании все сидят в телефонах. Доходит до смешного: Анатолий Алексеевич, который, пожалуй, единственный безучастен к новым технологиям, возмущается: «Что вы все играете?» А у нас игры запрещены. Если кто-то на компьютере установил игру — штраф 1000 рублей. Ввели систему штрафов за опоздание, курить разрешено только три раза в день и только в отведенных местах, все рабочие до смены и после смены дышат на алкотестер. Очень жесткие требования и по охране труда.

— Каким образом вы разрабатываете стратегию развития «Сибшахтостроя»?

— Мы собираем директоров всех предприятий, входящих в холдинг. Например, в прошлом году провели стратсессию в Шерегеше в наших гостиницах «Ольга», «Берлога». Была выбрана форма кейсов, обсуждали с ребятами, как жить дальше. Было интересно узнать их мнение.

— Какие-то из идей, озвученных на подобных встречах, получили реальное воплощение?

— Конечно, 70% из принятого на тех сессиях воплотили в жизнь.

— Один из ваших проектов в свое время наделал немало шума. Я про сибирский завод горячего цинкования. В какой стадии он сегодня?

— Завод запущен в 2013 году. Он однозначно один из самых современных в России, мощность — 36 тыс. тонн оцинкованных металлоконструкций в год, который отвечает всем экологическим и строительным требованиям. Конечно, кризис и увеличение стоимости цинка сделали проект менее рентабельным. Но он работает. Наиболее полезным для региона стало то, что он подтолкнул местных предпринимателей к работе, особенно в сфере производства горно-шахтного оборудования. Сейчас на заводе много мелких заказчиков, из крупных — металлотрейдеры, которые цинкуют трубы. Такие компании, которые занимаются продажей дорожного ограждения, компании, работающие на «РЖД». Ну и сам «Сибшахтострой». Первая полностью оцинкованная обогатительная фабрика — «Калтанская-Энергетическая» («Кузбассразрезуголь»), построенная «Сибшахтостроем».

— В последний год на угольном рынке заметное оживление, связанное с ростом цен на топливо. В феврале-марте угольщики пересмотрели в сторону увеличения свои инвестиционные программы. У вас заказов прибавилось?

— Пока нет. Очень надеемся, что к концу 2017 года первые проекты начнут «выстреливать». Сейчас на подписании одна обогатительная фабрика, и еще две в проработке. В угле однозначно остаемся, «Сибшахтострой» здесь исторически. Но, к сожалению, угольщики сейчас не так хорошо платят, как хотелось бы. Это касается и расценок, и дисциплины платежей. У компании дебиторская задолженность около 600 млн рублей.

— Представители Сибирского завода металлических конструкций в интервью «КС» заявляли, что во время низких цен на уголь вас выручило строительство торговых объектов. Массовые заказы тогда стали следствием экспансии в регион федеральных сетевых ритейлеров. Сейчас вам интересен этот сектор?

— Мы в торговлю не заходили вообще, не пытались. Лидирующие позиции в этом рынке занимает фирма «Новолекс», кстати, тоже из Новокузнецка. Мы не работаем в этой нише, она очень специфична, стандартна. В связи с тем, что «Сибшахтострой» имеет хорошую инженерную подготовку, выбираем все-таки промышленное строительство. Хотя можем строить все что угодно.

— Константин, вы не раз говорили, что «Сибшахтострой» стремится к внедрению новых технологий на производстве. Что было сделано в этом направлении в последнее время?

— Сейчас мы идем к автоматизации, к созданию программ, которые упрощают работу. Видим свое будущее развитие в ИТ. Слово «инновации» меня пугает, потому что многие его не понимают до конца, но везде им козыряют. Расскажу о внедрении нового на примере нашего непрофильного бизнеса в Шерегеше. Когда появился iPay, я сразу сказал: замените терминалы на iPay. И что вы думаете? У нас на 15% выросла выручка на терминалах с момента установки нововведения. Совершить онлайн-платеж при помощи пальца людям кажется легко. Видимо, для многих так проще прощаться с деньгами, а еще это модно.

— Расскажите о строительстве логистического узла в Шерегеше. Как вы оцениваете рентабельность данного проекта?

— Логистический центр станет сердцем нового Шерегеша. При поддержке обладминистрации и в партнерстве с канадской компанией «Экосайн», занимающейся проектированием мировых горнолыжных курортов, они сделали мастер-план перехватывающей парковки. Строительство будет проходить в несколько этапов, общий срок составит от 3 до 5 лет. К началу зимнего сезона, я думаю, запустим подъемник от парковки до сектора «А». В этом проекте мы будем учитывать и опыт канадцев, и свой собственный. В общем, делать только рентабельные вещи. Например, в здании сервиса будет несколько прокатов, душевые, комнаты отдыха, раздевалки, детские комнаты. Сделаем большой фудкорт — планируем в аренду сдавать площади и по франчайзингу что-то развивать. С местными предпринимателями уже стали проговаривать необходимость организовано сделать ларьки в альпийском стиле. Будет площадь, центром которой станет кедр. Когда завершим подбрасывающую парковку, очень хотим сделать родельбам — аттракцион, спуск сверху на машинках.

— Каков объем инвестиций в проект?

— Порядка 3 млрд рублей.

— А срок окупаемости?

— Окупаемость составит минимум 12-15 лет.

— Вы многое делаете для Новокузнецка. Как планируете поучаствовать в подготовке к 400-летнему юбилею?

— Мы начали строительство Музея ретроавтомобилей, который крупный новокузнецкий предприниматель Александр Говор решил подарить на юбилей города. Он обратился к нам, говорит, надо сделать хорошо, качественно. Музей располагается в центре города, напротив отеля Park Inn. Все карты раскрывать не буду, но это будет изюминка Новокузнецка однозначно: шикарный фасад, современное освещение. Объем инвестиций в проект — 200 млн рублей, к концу года мы должны музей построить. Будем возводить и собственные объекты, но об этом говорить пока рано.

— Какими вы видите перспективы «Сибшахтостроя» на ближайшие пять-десять лет?

— Перед нами стоят задачи сохранить те ниши, которые уже занимаем. Будем продолжать работать в нефтехимии, это продвигает компанию в развитии. Главное — быть в духе времени. А что такое дух времени? Это мобильность, быстрый объем информацией, применение новых технологий. Кто бы ни работал в «Сибшахтострое», важно, чтобы заказчики всегда говорили: «Сибшахтострой» — знак качества, «Сибшахтострой» — вопросов нет». Мы везде стараемся работать по одним стандартам. Всегда нужно держать уровень. Нельзя, условно говоря, где-то ездить на «Запорожце», а где-то на Toyota Camry… Через десять лет мы видим свое развитие в создании такой генподрядной структуры, которой, по большому счету, все равно, где работать.

На правах рекламы

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона. Для корректной работы приложения требуется выключить в настройках in app browser.
 КОММЕНТИРОВАТЬ
 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ