Краевед, писатель, куратор выставочных проектов

Памяти Александра Шурица

 

Когда в пятом классе я читал книжку, рассказывающую о приключениях Одиссея, то и представить себе не мог, что когда-нибудь познакомлюсь с автором удивительных иллюстраций – с художником Александром Шурицем. Познакомлюсь и подружусь. Стану куратором его выставки «Транссибирский экспресс», буду много с ним общаться, слушать его воспоминания, с интересом узнавать его, всегда оригинальную, своеобразную точку зрения на искусство, литературу, кинематограф, путешествия.

Александр обладал невероятным обаянием, притягивал к себе людей своим огромным талантом и своей огромной внутренней свободой. Несколько лет назад я пришел к нему в мастерскую с француженкой Софи, которая бесстрашно совершала кругосветное путешествие и проехала через всю Россию на поездах. Софи много расспрашивала Александра о его детстве в Биробиджане, о жизни художников при советской власти. А позже она призналась: «Знаешь, в России меня больше всего поразило три вещи: 1. Плацкартные вагоны. 2. Встреча в мастерской художника». А третьей вещью, поразившую француженку, был мой кабинет, заваленный бумагами и книгами, заставленный рамами и с моим любимым «Сезоном мандаринов» (знаковая для Александра работа) на стене. Когда мы с коллегой, специалистом по монтажу выставок, вешали эту картину, коллега тихонько приговаривал как заклинание: «Чтобы тебе было тепло, чтобы тебе хорошо работалось долгими зимними утрами и вечерами». И действительно, мне было очень уютно, мне так хорошо работалось под «Сезоном мандаринов» Александра Шурица.

Александр ушел в самом начале настоящей весны, когда вся природа только-только согревается и пробуждается, в один из первых по-настоящему солнечных и теплых дней. Его внезапный уход показал всю чудовищную хрупкость нашего до боли короткого существования. Существования, которое, мы часто используем не по назначению: на лишние, ненужные, пустые заботы, на не всегда красивые дела и поступки. Но этого нельзя сказать об Александре Шурице, который свою жизнь прожил удивительно цельно и мощно. Он ушел от нас не усталым мэтром, до самого последнего дня он сохранил потрясающее жизнелюбие и жажду к непрерывной, никогда не останавливающейся творческой работе.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ