Смотрясь в искусство

     

    Если попытаться кратко выразить отношение новосибирцев к искусству, то лучше всего подойдет одно слово — испуганное. Наблюдения за посетителями художественных выставок и галерей в этом смысле весьма поучительны. Потерю слов, ориентации в пространстве и желание как можно скорее, взглянув, тут же покинуть помещение с экспонатами демонстрирует едва ли не каждый третий (художники, члены их семей и искусствоведы как люди привычные не обсуждаются).

    С одной стороны, это радует. Безразличие — хуже. И говорит о том, что встреча художника и зрителя не состоялась.

    С другой стороны, испуг (и, пожалуй, едва ли не главная его составляющая у посетителей современных галерей — страх ошибки при оценке) мешает возникновению спонтанных мыслей и ощущений при взгляде на произведение. А так как (признаем честно!) в сознании обычного зрителя искусство находится где-то между пивнушкой и публичным домом, то, глядя на картины, он все время ждет, что его вот-вот сейчас «накроет» чувством. И когда получается, как и положено по законам психологии, с точностью до наоборот, разочарованный уходит. Искренне уверенный, что главной целью искусства является получение как можно большего — точь-в-точь молока от коровы — количества чувств зрителей.

    И пусть даже это не так или не совсем так, в Новосибирске (по крайней мере, на мой взгляд) полностью удовлетворяет этому требованию почитателей искусства творчество Юрия Третьякова.

    Мало кто может удержаться, чтобы не начать улыбаться, глядя на его яркие, веселые, зачастую сделанные как анекдоты, картины. Изображая деревенскую жизнь, Юрий Третьяков с веселым нахальством использует чуть ли не все клише «а-ля рюс» и стебы на тему нашей Раши. В его картинах можно увидеть толстых красавиц в бане и речке, писающих пьяных мужиков, бутыли с самогоном, сцены знойной страсти на фоне летней природы, котов, лезущих в скворечники, и охоту с поросенком… Причем все это, что важно, хорошо и подробно выписано, гармонично по цвету, продумано по композиции.

    Творчество Юрия Третьякова принято относить к так называемому наивному искусству. Но только уж совсем дремучий человек, наверное, мог бы предположить, что вот так, идиллически, видеть и писать окружающую жизнь просто. И не только потому, что сохранять радостное настроение в нашей жизни в принципе труднее, чем печаль или недовольство. Много ли счастливых людей рядом с собой можете вы вспомнить? Но еще и потому, что детский (примитивный, наивный) взгляд на жизнь подразумевает холистическое, то есть целостное, мировоззрение, при котором тело, душа, Бог, пейзаж и предметы, его составляющие, не противопоставлены друг другу и едины. Для ребенка такое ощущение мира естественно. Как утверждают психологи и философы, для взрослых людей, если они смогут сохранить или вернуться к подобному взгляду, оно вдобавок еще и наиболее здорово.

    Просто к слову. Присутствуя на открытии выставок самых разных стилей и направлений, я заметила, что больше всего пьют на выставках абстракционистов. Намного больше, чем на выставках реалистов. Ничего личного. Но абсолютное искусство, как называл его Василий Кандинский, почему-то неизменно требовало от своих почитателей «хорошо принять на грудь».

    Вообще-то переход от изображения фигуры к знаку — процесс в искусстве естественный. В конце концов даже в народном искусстве, которое никто не посмеет обвинить в умничании и нелюбви к природе, существует орнамент. Который, как ни крути, так же является сухим символическим остатком того, что когда-то изображалось подробно и полноцветно.

    Другое дело, что сделать интересным изображение простых и незатейливых вещей — ведер, грабель, следов трактора — доведя их до формулы, иероглифа вещи, абстрактного знака вещи, как, например, делает новосибирец Александр Беляев, удается далеко не каждому. В его работах не найти сложных вещей и сюжетов. Мужик, вылезающий из люка. Баба, качающая воду. Двое пилящих дрова для дачи. Но при внешней простоте и отсутствии ярких красок внутри каждой из картин существует сложно организованное пространство. Именно поэтому смотреть его работы интересно. Не надоедает. «Хочется, — как сказал как-то один художник рядом со мной, — понять, где тут собака порылась». На одну из выставок Александр Беляев как-то представил пять разных акварелей, каждая из которых изображала ведро. Одно и то же. Но каждый раз по-разному.

    Замечу, что, с моей точки зрения, в картинные галереи люди ходят в поисках развлечений. Ведь в нашем современном мире переживание и осознание происходящих вокруг событий превращаются в дело исключительно затратное. И по времени, и по расходу мыслей и чувств. Хотя бы только потому, что вокруг происходит уж очень много этих самых разных событий!

    Выбором и показом самых разных взглядов на жизнь, самых разных истолковываний действительности все-таки, наверное, и занимается искусство. Впрочем, как и философия, и религия, и наука.

    Эйнштейн как-то сказал, что под теорию можно отыскать необходимые опыт и факты, но нельзя из опыта и фактов создать новую теорию. Имея в виду, что мировоззрение первично. Как и со всем остальным, что выбирает каждый из нас в качестве истинного высказывания, это наверняка кажется мне правильным только потому, что совпадает с моим собственным. Но кто из нас, положа руку на сердце, хоть что-то в жизни выбирает по-другому?

    И уж в искусстве тем более. Здесь, как и в любви, чтобы принять и понять, надо найти своего художника. В творчестве которого можно увидеть текст, с удивлением обнаружить ссылки на собственную судьбу и жизнь. А заодно почувствовать и увидеть развитие будущего сюжета мира. Именно в этом смысле Вадим Иванкин — мой художник. Для меня в его работах ощущение со-творения и со-участия рядом с собой нового мира становится иногда почти физически ощутимым. Хотя, наверное, правильнее говорить об ощущении сотворения рядом с собой новой души? Ведь современные ученые совершенно серьезно говорят, что мир вокруг и его восприятие определяются исключительно нашей душой. А значит, к каждой новой душе прилагается как минимум один новый мир в придачу.

    Скажу еще об одной особенности творчества Вадима Иванкина. Цвет и свет для новосибирских художников — тема болезненная. Большая часть художников нашего родного края тяготеет к графическому, плоскостному изображению. Как иногда кажется, вообще не подпадающему под общепринятые представления о живописном произведении. Но в этом смысле работы Вадима Иванкина столь отличны, что просто невозможно не возвращаться раз за разом к этой их особенности.

    Порой кажется, что в его картинах изображение плывет и дышит, это похоже на то, как на дне морей и океанов плавают рыбы, моллюски, водоросли и ракушки. Отстраненные, неповторимые, прекрасные тела и фигуры персонажей библейских сюжетов, не знающие и не желающие знать о наблюдателях со стороны. Искусно вылепленные тенями и полутонами, напоминающие о волновой — не об атомной — структуре жизни, они не засунуты, как в мешки, в силуэты и абрисы четких графических линий! Они обрисованы светом.

    Итак, закончу. Взгляд на жизнь определяет выбор и способ подачи в искусстве. Выбор произведения — способ решения и отношения к проблемам. Выбирать должен каждый и сам. Стоит иметь в виду, что целью искусства является все-таки не получение оргазма, а скорее процесс длительных, теплых, любовных отношений.

    Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
    Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона. Для корректной работы приложения требуется выключить в настройках in app browser.
     КОММЕНТИРОВАТЬ
     

    НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ