Управление как капитал

В сентябре 2012 года в Новосибирске появился первый частный фонд посевных инвестиций в области высоких технологий — УК «Ломоносов капитал». Акционеры фонда планируют не только финансировать стартапы, но и выводить их на новый уровень для получения прибыли на научных изысканиях. Как стало известно «КС», за пять месяцев работы фонду уже удалось отобрать и профинансировать шесть инновационных проектов.

Акционеры новой структуры: Эдуард Таран, президенту РАТМ Холдинга принадлежат 74% акций УК, остальные доли в уставном капитале в равных частях у генерального директора Технопарка Новосибирского Академгородка Дмитрия Верховода и первого вице-президента РАТМ Холдинга Дмитрия Хмельницкого.

Чего не хватает инноваторам?

Акционеры «ЛК» сразу заявили, что на столь рискованное начинание они идут не из-за собственного альтруизма. Через венчурное инвестирование инновационных проектов бизнесмены надеются не просто вывести на рынок абсолютно новые компании с потенциалом к долгосрочному извлечению прибыли, результаты деятельности которых можно будет использовать в уже действующих бизнесах, но и зарабатывать деньги на научных изысканиях.

Разработчики идеи посевного финансирования венчурных проектов в УК «Ломоносов капитал», так называемые бизнес-ангелы, осознают риск реализации подобных проектов. Ведь венчур — это то, что находится в ранней стадии развития. В России, да и вообще в мировой практике, не так много профессиональных фондов, готовых инвестировать начальные этапы становления высокотехнологичных компаний. Если говорить о сибирском опыте, венчурные капиталисты, как правило, предпочитают вкладывать деньги в проекты, которые уже обладают чем-то таким, что можно быстро превратить в деньги.

Другими словами, инвестора чаще всего интересует то, что можно продать уже сейчас. Вкладывать же средства в идеи и прототипы на ранней стадии — безусловный риск. С одной стороны, спрос на инновации у компаний, имеющих продвинутый взгляд и потребность в использовании высоких технологий для повышения конкурентоспособности собственного бизнеса, более чем существенный, с другой — уже сами инноваторы испытывают острый дефицит в заказе на свою продукцию. Проблема в том, что не все инноваторы способны адекватно оценить свои идеи на этапе их зарождения и предложить рынку уже готовый инновационный продукт, а не гипотезу-полуфабрикат. В то же время не вся современная российская промышленность в состоянии «переварить» появившийся на рынке высокорискованный продукт — результат научных изысканий.

Кроме того, как отмечают в фонде «Ломоносов капитал», у государства сегодня сложилось представление, что драйвером процесса инноваций должны стать инициаторы — узкопрофильные специалисты с техническим образованием, и именно их пытаются научить основам предпринимательства, поощряя иждивенческую позицию, раздавая государственные гранты и инвестиции. Частным инвесторам, способным выстраивать бизнес-процессы, здесь отводится «пассивная роль». При этом основная проблема всех начинающих инновационных компаний не в отсутствии денежных средств на развитие, а в недостаточно качественном управлении. Иными словами, инноваторы, «выращенные в научной среде», неспособны создать собственный бизнес и управлять им.

«Наши инноваторы живут в плену иллюзий, — считает основной акционер УК «Ломоносов капитал» Эдуард Таран. — У них в головах сидит такая странная мысль: когда появилась идея, должен появиться и инвестор, который даст денег и тут же исчезнет, не потребовав результата. Но так не бывает. Чтобы механизм инновационных проектов развивался, инноваторы должны кооперироваться с эффективными менеджерами».

По словам председателя правления УК «Ломоносов Капитал» Евгения Гайслера, в сложившейся ситуации нехватки высокотехнологичных перспективных продуктов на рынке не стоит сидеть и ждать, что все само по себе сгенерируется, само дорастет до продаж и выручки. Необходимо использовать принципиально новые подходы, такие как внедрение модели бизнес-акселерации с инвестированием и активным управлением, которую сегодня и реализует «ЛК». Последнее заключается в том, что все процессы управления проектами, которые были приняты к финансированию фондом, организуют непосредственно специалисты управляющей компании. Инноваторы не несут никакой дополнительной управленческой нагрузки, связанной с ведением документооборота, бухгалтерской отчетности, маркетинговых мероприятий. В фонде объясняют, что всю «управленческую инфраструктуру предоставляет УК «Ломоносов капитал», выступая динамичным исполнительным органом. В свою очередь управленцы «ЛК» — компетентные менеджеры и эксперты — не вмешиваются в суть научно-технической идеи, их сфера деятельности — бюджет, качество, контроль, закупки и продвижение продукции на рынок». Доля акционеров в капитале вновь образованной компании составляет не менее 51%. Под каждый проект компанию создают «с нуля», что позволяет избежать «непрозрачности» структуры уставного капитала, нежелательной для основных акционеров, вкладывающих свои средства в будущие инновационные проекты. «Когда мы только начинали, нам говорили, что никто не согласится на такие условия, — вспоминает Эдуард Таран. — Но за пять месяцев в нашем портфеле шесть компаний, на стадии обсуждении еще четыре проекта, в плане на год — создать до 20 предприятий. Нам есть из чего выбирать, несмотря на то что мы предъявляем жесткие требования к проектам».

Что можно успеть за два года?

Как утверждает Евгений Гайслер, «компания не стремится объять необъятное, а лишь ищет те научно-технические идеи, которые лежат в плоскости интересов совладельцев. Вычленив такую идею, ее переформатируют в понятный, интересный для будущего финансирования коммерческий продукт». К слову, объем венчурного финансирования по каждому из выбранных проектов не должен превышать 10 млн рублей, а на реализацию каждого проекта в рамках посевного инвестирования УК дает два года.

Что можно успеть за столь короткий срок? Представитель топ-менеджмента «ЛК» Евгений Гайслер считает, что «два года — вполне достаточно для появления продукта, его испытания и апробирования у потенциальных потребителей. По истечении двух лет наступает этап привлечения венчурного капитала. Эти деньги целенаправленно направляют для выхода на рынок, маркетинга, продвижения, организацию производств. Проходит еще год-полтора, прежде чем продукт занимает свое место на рынке». При этом в фонде признают, что «за три-четыре года в высокотехнологичной сфере могут произойти изменения, которые просто уничтожат какую-то существующую отрасль». В качестве яркого примера господин Гайслер приводит индустрию фотопленки, «когда существовавшее десятилетиями явление исчезло за два года», или «случаи банкротств в индустрии компакт-дисков». Таким образом, одним из требований, выдвигаемых инвесторами к инновационным проектам, является возможность «играть на опережение» — а значит создавать нечто такое, что будет в тренде и через пять лет. Иными словами, еще на старте необходимо держать в голове сценарий того, что случится с продуктом по истечении этого срока и насколько велики шансы его востребованности в перспективе.

Как недавно отметил Эдуард Таран на Первой Енисейской венчурной ярмарке, прошедшей под эгидой Российской ассоциации венчурного инвестирования в рамках X Красноярского экономического форума, идея заняться венчурным инвестированием возникла у него не случайно. «У РАТМ Холдинга в рамках действующих предприятий в сфере оптико-электронного приборостроения, оборонной, стекольной и цементной промышленности постоянно возникает потребность в совершенствовании технологий, — поясняет Таран. — Мы понимаем, что при нынешних рыночных условиях создавать «с нуля» реально действующую структуру R&D, выполняющую научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, с качественными кадрами и оборудованием, нецелесообразно. Тем более что государство уже вложило серьезные средства в новосибирский Академпарк, инвестировав в формирование «жесткой инфраструктуры» — в здания и оборудование — около 3 млрд рублей. Кроме того, в Академпарке сформирована и «мягкая инфраструктура»: технологическая — специализированные бизнес-инкубаторы и частично финансовая — в виде государственных программ по поддержке грантами, субсидиями, льготными ставками по кредитам и лизингу. При этом целостной финансовой инфраструктуры с частными посевными и венчурными фондами у нас пока нет».

На хорошую почву

Созданный в сентябре прошлого года фонд посевных инвестиций уже функционирует, в том числе и на базе новосибирского Академгородка, где сформирована атмосфера Технопарка, выступающего своего рода альма-матер для всех инновационных компаний региона. Обеспечение специализированной инженерной, технологической, лабораторно-производственной, сервисной, финансовой и офисной инфраструктурами позволит раскрыть потенциал новых компаний, уверены в «Ломоносов капитале». Часть из них, возможно, станут новыми флагманами российского инновационного бизнеса.

«При точной настройке потенциал Академгородка позволит региону получить не только серьезный экономический, но и имиджевый эффект, — уверен Эдуард Таран. — Наука Академгородка значима для бизнеса своими разработками в прикладных областях. Деятельность же «ЛК» несет в себе как раз созидательно-прикладной характер. Например, РАТМ Холдинг, являясь лидером в производстве стекла, готов привлекать инвестиции для создания технологии варки огнеупорного, но облегченного и прочного продукта. То есть мы сами выступаем заказчиками на научные разработки, сами их покупаем, сами внедряем. Прикладная деятельность, где мы и заказчики, и покупатели, наиболее эффективна. Но не скрою, помимо желания, чтобы наши проекты стали истинно новаторскими, мы ждем от них эволюционного прорыва в областях деятельности холдинга, — констатирует бизнесмен. — Мы надеемся, что проекты, которые курируем, пусть это и звучит глобально, изменят мир, людей, их образ жизни, и, безусловно, мы намерены на этом заработать, так как сфера приложения нашего опыта, знаний и средств есть бизнес, и естественно, мы ждем бизнес-отдачи».

Тренды для развития

Помимо стратегических задач, топ-менеджмент УК «Ломоносов капитал» ставит перед собой достаточно четкие цели и действует по ранее обозначенной траектории. «Мы нашли для себя три глобальных тренда, — объясняет господин Гайслер. — Первый — все, что связано с безлюдными технологиями. Это интеграционная высокотехнологичная среда, которая затрагивает многие сферы, в том числе и научные. Второй — то, что связано с рациональным природопользованием. Эта сфера затрагивает использование новых материалов и технологий, совершенствующих существующие процессы. И наконец, третий — связанный с высокотехнологичной медициной. При этом даже на ранней стадии любой наш проект должен иметь заказчика».

К слову, в управляющей компании «ЛК» не раскрывают конкретную информацию о проектах, взятых под управление и финансирование, отмечая только направление основных идей. Так, за пять месяцев работы «Ломоносов капитал» уже создал шесть проектных компаний, абсолютно разных по направлениям, но соответствующих основным требованиям заказчика проекта. В фонде сообщили, что один из них связан с автоматизированным сурдопереводом, другой — с созданием экспертной системы первичной медицинской диагностики. Реализация этих проектов подразумевает разработку программного продукта онлайновых сервисов. Третий проект геофизический, он подразумевает создание устройств для проведения каротажа нефтяных и газовых скважин с использованием цифровых технологий. Четвертый проект представляет собой попытку разработать устройство, которое позволит проводить реабилитацию больных после инсультов. Пятый проект направлен на смену технологической основы анализов крови. Шестой — попытка создать широкий спектр изделий для шумоподавления, продукция может стать весьма актуальной для людей, живущих в районе аэропортов, автомагистралей, работающих на механических производствах. При этом «Ломоносов капитал» готов поддержать проект и «с нуля», выделив на подготовку так называемого «прототипа прототипа» в предпосевной стадии не более 10% от финансовой потребности для дальнейшего решения о целесообразности перехода на посевную стадию.

Отвечая на вопрос о том, на какой стадии и достижении каких показателей «Ломоносов капитал» будет рассматривать выход из инновационных проектов, председатель правления УК отметил, что «в случае если проект окажется неудачным, выход компании станет закономерным естественным процессом». Если проект покажет неплохие результаты реализации, но не будет представлять интереса для дальнейшего участия акционеров, доля в уставном капитале будет предложена другим стратегическим инвесторам. И третий вариант, если «результат совпадет с ожиданиями, — объясняет Евгений Гайслер, — в таком случае мы остаемся в проекте, привлекая капитал со стороны, то есть работая как инвестиционный фонд».

И государственно-частное партнерство в перспективе

Как отмечают в фонде, концепция посевного инвестирования, предложенная «Ломоносов капиталом», уже заинтересовала Российскую венчурную компанию, которая в свою очередь пообещала оказывать проектам, реализуемым в рамках «ЛК», всяческую информационную поддержку. Взаимодействие с РВК должно положить начало новому этапу развития посевного инвестирования новосибирского фонда — этапу государственно-частного партнерства.

Как отмечает Эдуард Таран, «продвижение государственно-частного партнерства в сфере развития инновационных проектов — это еще одна часть работы «ЛК». Сегодня существует практика раздачи госгрантов: заявил правильно проект — получи деньги, а как они будут освоены, государством, как правило, не отслеживается. Государство берет на себя неоправданные риски, когда вкладывает средства в проекты на посевной стадии, так называемую гипотезу. В результате порядка 90% из них не находят коммерческого применения».

По мнению основного акционера «Ломоносов капитала», частные инвестиции нужны на стадии, когда проект только формируется, риски велики и сложно понять, достойна ли идея государственных денег в будущем. «В случае посевного инвестирования через частный фонд мы рискуем собственными деньгами, а значит, у нас и требования по отбору и продвижению проектов превосходят те, которые предъявляют госструктуры», — объясняет господин Таран. Необходимость перехода на следующий этап развития, а именно внедрение элементов государственно-частного партнерства, бизнесмен объясняет потребностью нивелировать риски частного капитала гарантиями со стороны государства. Впрочем, на сегодняшний момент такой механизм еще не сформирован.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона. Для корректной работы приложения требуется выключить в настройках in app browser.
 КОММЕНТИРОВАТЬ
 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ