Прошлое, настоящее и будущее Базарной площади

Как невозможно игнорировать роль торговли в рекордных темпах роста Новосибирска, так невозможно не оценить роль Базарных площадей в формировании его планировки. Старобазарная, или первая Базарная площадь поселка Александровский располагалась между устьем Каменки и железнодорожной насыпью и представляла торговое место, где по базарным дням до 1897 года вели торг с возов и палаток. Старобазарная площадь всегда была и площадью народных гуляний.

В сентябре 1895 года в связи с ростом населения и расширением торговли базар переведен на Новобазарную площадь, расчищенную от леса (ныне — площадь Свердлова), которая до 1901 года играла роль катализатора территориального роста города. С 1901 года эту функцию приняла Базарная, или Ярмарочная площадь. В 1920 году она переименовывается в Красную, затем — Жертв Революции, Центральную, имени Ленина, имени Сталина. Современная площадь Ленина — это небольшая сохранившаяся часть огромной Базарной, или Ярмарочной площади, на территории которой могли разместиться восемь городских кварталов.

История площади

Староста поселка Александровского (будущего Новониколаевска) — бердский крестьянин И. Г. Титлянов в 1895 году организовал прорубку просеки (будущей главной улицы города — Николаевского, потом Красного проспекта), идущей со старой Базарной площади, от Собора Александра Невского к северу, к намеченной в плане Ярмарочной площади будущего города. 115 лет назад на месте площади Ленина шумел сосновый бор, а на месте современного театра оперы и балета раскинулось болото, где жители Александровского постреливали уток. Болото затруднило впоследствии строительство театра: почвы под ним были пронизаны линзами воды, и в июне на глубине 1,5 метра можно было обнаружить самый настоящий лед.

Созданная в начальный период формирования города Базарная площадь с 1901 года до 30-х годов служила не только окрестному населению, но и торговому люду из различных городов Сибири и России. Коммерсанты торговали здесь продуктами и вещами. Площадь застраивалась торговыми помещениями и лавками, размещенными на первых этажах жилых домов. Современное архитектурное пространство центральной площади Новосибирска начало формироваться в 1910 году с возведением в самом центре Базарной площади Базарного корпуса (Торгового корпуса, ныне — Краеведческого музея) с магазинами, принадлежащими купцам, а также со строительством в 1927 году здания Промбанка (нынешняя мэрия).

Решение об устройстве Первомайского сквера на территории Ярмарочной площади было принято в 1929 году. Сенной торг, располагавшийся здесь, перенесли к ипподрому, который тогда был за улицей Гоголя. Сам сквер появился в 1932 году. Именно эта часть площади, заново спланированная как рекреационный объект, должна была возместить утрачиваемую функцию Базарной площади — общение горожан. Предполагалось, что оно будет проходить в более комфортных декорациях: зелень, фонтаны, малые формы. Автором проекта благоустройства и озеленения выступил архитектор В. М. Тейтель. Западная граница сквера наметилась с возведением в 1928 году Доходного дома (который вошел в историю Новосибирска как гостиница «Центральная»). В результате его строительства Новосибирск мог лишиться почти половины территории сегодняшней площади Ленина, но, по предложению инженера Сафронова, здание было решено «отодвинуть» от красной линии застройки Красного проспекта на глубину 106 метров внутрь квартала для организации стоянки экипажей и автомобилей.

Вслед за Сафроновым инженер И. И. Загривко выдвинул идею создания центральной площади города размером 276 м в длину и 90 м в ширину между зданиями Городского корпуса и Промбанка и зданиями госучреждений и Сибкрайсоюза. В середине площади он предложил разбить сквер, «где может быть поставлен памятник, а в будущем — фонтан».

Проект вызвал скептическое отношение общественности, но развитие центра города пошло именно в этом направлении. Площадь Ленина стала формироваться частями. В начале сформировалась стоянка перед Доходным домом, затем сквер перед зданием банка. Современные очертания площадь приняла с завершением строительства театра оперы и балета и разбивкой театрального сквера.

В 30-е годы на территории Базарной площади строится Дом науки и культуры, ныне известный как Новосибирский государственный академический театр оперы и балета. Его строительство ознаменовало амбиции Новосибирска на пути превращения в административный центр Сибирского края. В своем романе «Мои бессонные ночи» И. М. Лавров пишет: «Почерневшие новониколаевские дома и домишки всяких обывателей, кустарей, бывших нэпманов, пивников, коробочек то там, то здесь сносили, точно выдирали пеньки, а то вырубали и кварталами. Стройки подступали к самому нашему дому. Отец не находил места, ждал со дня на день, что сковырнут, развалят и его родовое гнездо. Базар, на котором мы катались на коньках, закрыли, обнесли забором, и сотни людей начали копать котлован под Дворец науки и культуры».

В 50–70-е годы здание театра оперы и балета гармонично вписывалось в формат центральной площади города и, безусловно, являлось его доминантой. С улицы Ленина открывался эффектный вид на колоннаду, а излюбленным занятием жителей близлежащих домов был вечерний променад, завершавшийся ступенями к оперному.

В эти годы новосибирцы еще помнили, что центральная площадь — место народных гуляний. На площади Ленина, перекрывая движение с 1954 года и до начала строительства метро в 80-е годы, устанавливалась главная елка города. На территории ледяного городка вокруг масштабной зеленой красавицы организовывался небольшой базар. В 80-е годы городская елка получила прописку в ЦПКиО. Раскрашенные картонные фигуры пришли на смену ледяной скульптуре, и для меня, как и для многих новосибирцев, особый смысл городской елки оказался утраченным. Много лет 31 декабря меня охватывают сожаление и тихая грусть, когда я прохожу по главной площади города и вспоминаю ту, настоящую городскую елку. Все, что осталось как память о народных гуляниях на центральной площади, это, пожалуй, День города и День Победы.

Кроме яркого ощущения праздника, я вспоминаю эпизоды-вспышки, связанные с центральной площадью. Эскимо за 11 копеек и ленинградское мороженое-пирожное за 28, которые можно было купить только здесь, на лотке, стоящем перед зданием Облпотребсоюза. Высоченные и очень качественные зеркала, бронзовые ручки лучшей в городе парикмахерской (Депутатская, 38). Там, на площади, находился мой любимый магазин (сейчас — магазин «Столичный», Орджоникидзе, 27), в котором на полке сидел уникальный медведь, механическая скульптура, пьющая сок. 1970 год, ноябрь: я, ученица четвертого класса, случайно узнала, что на площади, в том самом магазине «с мишкой», продают бананы. Огромная очередь быстро двигалась. Я, счастливая, несла полную сумку зеленых бананов, первых в моей жизни, когда путь пересекла длинная тяжелая машина. На ней лежала та самая скульптура вождя, которая впоследствии перекрыла любимый новосибирцами вид на театр оперы и балета. Памятник был открыт 5 ноября 1970 года в честь 53-летней годовщины Октябрьской революции и столетия со дня рождения В. И. Ленина. Горожане шептались, что от памятника, выполненного скульптором И. Ф. Бродским, отказалась демократическая Германия. Несмотря на то что многофигурная композиция памятника до сих пор для многих кажется устрашающей, монумент на фоне театра стал едва ли не главной эмблемой Новосибирска. В советские годы к нему возлагали цветы новобрачные, а свидания назначаются здесь и по сей день.

Площадь нашего будущего

Как вернуть ту центральную площадь, которая была предназначена для человека, «сияла, пахла, гудела», жила, наконец? Возможно ли при этом учесть реалии?

Отсутствие городской культуры, культуры городских улиц и площадей волновало нас, архитекторов и градостроителей, в конце 70-х — начале 80-х. Мы создавали свои футуристические проекты пешеходных улиц, ориентируясь на западные образцы, не понимая, что для желанной многофункциональности, свойственной образцам западных городов, необходимо вернуть систему свободного обмена, на которой зиждилось само понятие «площади», противоречащей реалиям советского города. Советское государство так и не успело признать, что «город должен обслуживать потребности человека», и эти потребности не описываются простыми формулами функционального зонирования: «промышленно-складская зона — жилой район — универсальный магазин». В последние годы мы значительно продвинулись в решении этого вопроса, перестраивая систему и перестраивая свою жизнь.

Развитие коммуникаций, ориентированных на личный автотранспорт, немало способствовало тому, чтобы возрождение Базарных площадей Новосибирска произошло на свободных городских пространствах, иногда находящихся весьма далеко от исторических центров. Сохраняя историческую традицию, отказавшись от простого функционализма советского времени, эти объекты сразу ориентировались на многофункциональность, включая, как и рассмотренный выше исторический прецедент Базарной площади, рестораны и предприятия быстрого питания, многочисленные лавки в форме отдельных специализированных магазинов, продуктовые рынки: «Ашаны», «Мосмарты», «Коры» и… кинематограф и каток! И названия им даются синонимичные базару: «маркет», «форум». Они используют свойство торговли организовывать многофункциональную среду общения. И в Новосибирске, с его суровым климатом, в дефиците современных комфортных общественных пространств, взяли на себя культурно-развлекательную функцию. Более продвинутые и искушенные московские коммерсанты пошли дальше. Они делали попытки склонить известные государственные музеи, Третьяковскую галерею например, вытащить из запасников произведения искусства и устроить экспозиции в эпицентре крупных гипермаркетов. Эти поступки не являлись чистым меценатством, они делались на основании точного коммерческого расчета, исходя из того что человек, приехавший посмотреть музейную экспозицию, проведет здесь день и все равно оставит свои деньги в кафе, «Ашане» или Mark and Spenser. В приглашении Третьяковки кроется и нечто большее, чем желание добиться еще большей многофункциональности среды, — намерение создать пространство эмоций.

Уже новое поколение архитекторов спустя 30 лет обсуждает — где она, пешеходная улица Новосибирска? Какую улицу тихого центра мы «назначим» такой зоной? И здесь кроется основной подвох. Мы не можем произвольно объявить площадь территорией общения, мы не можем прочертить пешеходные дорожки и заставить по ним ходить. Не поэтому ли решение данного вопроса остается новому поколению архитекторов?

Так уж получилось, что нам удалось найти ответ. Мы сделали это открытие случайно, хотя шли к нему долго и целенаправленно (но ведь настоящие открытия совершаются именно таким образом), вернув на короткое время изначальный дух Базарной (Ярмарочной) площади старого Новониколаевска, но в новых исторических реалиях. «Артания» создала свой сценарий реабилитации главной площади города. Раз в год безлюдный проезд у оперного театра застраивается палатками цвета российского флага и, как магнит, притягивает горожан. Палатки мастеров, торговцев художественно-ремесленными изделиями наполняются рукотворным товаром со всех сторон света. Армяне, киргизы, казаки, узбеки, украинцы, белорусы, посланцы Боливии и Монголии. Шатры мастер-классов приглашают всех желающих поучиться мастерству. Покупают здесь то, что невозможно купить в бутике или сетевом супермаркете. Все это в большинстве своем предметы ручного труда, обладающие определенной художественной ценностью, вызывающие те самые эмоции, в которых так нуждается современный горожанин.

Сто лет назад именно здесь было самое интерактивное место в городе. Благодаря «Артании», ее красочной ярмарке возвращается утраченный смысл. Мы нашли свой рецепт возрождения Базарной площади Новосибирска — культурное событие, действо, втягивающие в свою орбиту тысячи жителей. Рассматривая мировой опыт, мы понимаем, что наш рецепт не оригинален.

Существует всемирная традиция проведения уличных фестивалей, ярмарок, маскарадов, когда на главных площадях города вырастают разноцветные шатры и горожане с семьями устремляются поглазеть, погулять, прикупить. Эти ярмарки предназначены создать особое праздничное настроение, чувство гордости за родной город, сопричастность к происходящему. Размещаются они в исторических центрах крупнейших городов мира, рядом с памятниками архитектуры. Вся важность нашего рецепта — в том, что его актуальность и действенность подтверждены «Артанией», которая уже приблизила Новосибирск к этому мировому стандарту «города для его жителей».

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ