Требуется семейный отдых

    В кризисное время люди хотят отдыхать более экономично, но полностью отказаться от отдыха и туризма в угоду экономии не готовы. Именно это кузбасские власти, инвесторы и туроператоры планируют использовать для дальнейшего развития региональной экономики, отдельным направлением в которой в последние годы стал туризм. Если за прошедшее десятилетие в Кузбассе была создана хорошая база для зимнего, горнолыжного туризма, то сейчас заинтересованные стороны планируют делать ставку на развитие семейного и детского летнего отдыха, а также на расширение спектра видов зимнего отдыха. Об этом и о многом другом шла речь на «круглом столе», организованном на прошлой неделе редакцией «Континента Сибирь» и Советом народных депутатов Кемеровской области.

    Участники «круглого стола»:

    Николай Шатилов – председатель Совета народных депутатов Кемеровской области;

    Игорь Колесников – главный федеральный инспектор в Кемеровской области;

    Елена Филина – начальник отдела туризма департамента молодежной политики и спорта администрации Кемеровской области;

    Валентина Тальдрик – заместитель председателя Ассоциации предприятий туристической индустрии Кузбасса;

    Нелли Носкова – директор ООО «Танай»;

    Андрей Безушков – генеральный директор ЗАО «Шория-Тур»;

    Юрий Емельянов – председатель комитета по вопросам туризма, спорта и молодежной политики Совета народных депутатов Кемеровской области;

    Наталья Витковская – председатель Комитета по управлению государственным имуществом Кемеровской области;

    Юрий Векессер – генеральный директор ООО «Южно-Кузбасская электросетевая компания»;

    Юлия Лялькова – главный специалист отдела охраны окружающей среды и экологической экспертизы департамента природных ресурсов и экологии администрации Кемеровской области;

    Марина Шавгулидзе – председатель комитета по вопросам промышленной политики и предпринимательской деятельности Совета народных депутатов Кемеровской области, вице-президент Кузбасской торгово-промышленной палаты;

    Михаил Григорьев – директор Кузбасского внедорожного клуба «Кантри-Спорт».

    Какой отдых во время кризиса?

    В последнее время мнения относительно развития сферы туризма и отдыха Кемеровской области разделились до противоположных. Одни полагают, что туризм способен стать для Кузбасса своеобразной «подушкой безопасности», поскольку означает финансовые поступления и для самой отрасли, и для областного бюджета. Другие же считают, что во время кризиса есть более актуальные проблемы в региональной экономике.

    Н. Шатилов: Есть мнение, что не вовремя мы заводим разговор о развитии туризма. Мы же считаем, что эта тема сейчас очень актуальна. Мы в 1990-е годы начинали развивать в области горнолыжный туризм, создавать для него инфраструктуру в Горной Шории, и тогда положение в стране было в десятки раз хуже. А сегодня, только по официальным данным, там бывает до 250 тысяч туристов, а в целом по области – до 450 тысяч туристов в год. Так что развитие туризма для нас – не просто лозунг, именно поэтому в новом созыве облсовета мы создали комитет по вопросам туризма, спорта и молодежной политики. И первым шагом этого комитета стала разработка проекта нового областного закона о туризме.

    Е. Филина: Туризм у нас стал одной из активно развивающихся направлений региональной экономики. Только по Таштагольскому району (Горная Шория, основной «опорный туристический пункт» — поселок Шерегеш) в 2005-07 годах было запущено в эксплуатацию 30 новых объектов, были запущены новые объекты и в Междуреченском районе, на горнолыжном комплексе «Танай» в Промышленновском районе. Развитие туризма влечет за собой и увеличение налоговых поступлений – они с 500 млн руб в 2005 году выросли до 1,079 млрд руб в 2008 году. Самые высокие показатели в плане развития туризма на территории области – в Таштагольском районе, где число отдыхающих за последние 6 лет выросло в 4,5 раза. Пока одним из основных недостатков развития туризма в Кузбассе является его зимняя сезонность. Чтобы сделать туризм внутри нашего региона круглогодичным, нужны какие-то «изюминки». И хотелось бы, чтобы Шерегеш летом стал таким же брендом, как Шерегеш зимой. И сейчас как раз надо планировать такие маршруты, которые могли бы работать в Горной Шории и летом.

    В. Тальдрик: Одной из причин того, что у нас не так активно развивается летний туризм, является недостаток водоемов – люди любят отдыхать у воды, но есть варианты, как развивать летний туризм – пешие, велосипедные маршруты, сплавы по рекам.

    Н. Носкова: Мы как раз сейчас работаем над решением этого вопроса – как стать предприятием для семейного отдыха. У нас, например, на горе работают инструкторы, занимающиеся только обучением детей катанию на горных лыжах, есть спа-центр для детей, детские комнаты, парк дикой природы. Эти наработки уже показали, что к нам стали ездить больше отдыхать именно в выходные дни. Сейчас мы занимаемся развитием летнего отдыха – рассматриваем варианты велосипедных маршрутов, пеших экскурсий, пеших походов, строительство озера – то, что мы могли бы предложить уже в этом году.

    А. Безушков: Традиционно инвестиции в рекреационную сферу Горной Шории ориентировались на зимний отдых, как наиболее доходный, и вся инфраструктура создавалась, исходя из этого. За последние годы сумма вложений в горнолыжный спортивный комплекс «Шерегеш» превысила 4 млрд руб, усиление конкуренции привело к снижению доходности турбизнеса на этой территории, и проблема эффективности инвестиций стала более острой, появилась необходимость обеспечения круглогодичности функционирования объектов. Но постоянное строительство новых объектов сдерживает рост посещения Шерегешского курорта летом. Серьезные рекреационные перспективы имеет и горношорский поселок Усть-Кабырза, где прекрасная природа, наличие интересных летних и зимних маршрутов может привлечь большое число отдыхающих. Но мы прекрасно понимаем, что активное продвижение этой территории приведет к проблемам с решением земельных, инфраструктурных и других вопросов.

    Ю. Емельянов: Как только наш комитет был создан, мы подняли закон «О туристской деятельности на территории Кемеровской области», принятый в 2000 году, и поняли, что он значительно устарел. Сначала мы хотели в этот закон внести изменения, но оказалось, что закон надо менять кардинально. И в январе этого года был принят новый областной закон о туризме, в который включены новые статьи – о разграничении функций органов госвласти Кемеровской области в сфере туристской деятельности, о ее страховании и многие другие моменты. И мы будем рады предложениям от бизнеса – возможно, какие-то моменты мы не учли.

    Земля, вода и свет

    Одними из наиболее острых проблем развития туристического бизнеса остаются земельные вопросы и недостаточность инженерной инфраструктуры.

    Н. Витковская: Земельный и Лесной кодексы оговаривают, что для размещения объектов туриндустрии могут использоваться земли населенных пунктов в составе рекреационных зон (городские сады, парки) и земли особо охраняемых территорий рекреационного назначения (для домов отдыха, пансионатов). Но у нас для инвесторов наиболее привлекательны земли лесного фонда, на которых можно размещать только временные объекты. Но при развитии турбизнеса возникает необходимость разместить и постоянные сооружения, и объекты инженерной инфраструктуры. И возникает вопрос, решение которого в нынешней законодательной системе длительное и сложное – перевод земель лесного фонда в земли населенного пункта. Ряд земель лесного фонда в другие категории могут быть переведены только постановлением правительства РФ.

    А. Безушков: Земельные вопросы по освоению сектора «Е» на горе Зеленая в Шерегеше не решены до сих пор, хотя истории вопроса уже более 4 лет. Как только вопрос выходит на уровень федерации, его решение может занять годы.

    Н. Шатилов: Но часть земельных вопросов можно решать на областном уровне. Например, облсоветом был принят закон «О границе, составе и правовом режиме пригородной зоны города Таштагол», что позволит перевести часть земель лесного фонда в земли иных категорий, на которых можно будет вести строительство, что послужит дальнейшему развитию Шерегеша. Но примеры тоже бывают разные: скажем, Междуреченск вкладывал в развитие туризма бюджетные средства, а в Таштаголе мы не могли идти по этому пути, поэтому мы стали создавать в Шерегеше инфраструктуру для развития туризма (я был тогда главой Таштагола и на общественных началах председателем совета директоров «Шория-Тур») – дороги, канализация, водоснабжение, электроснабжение. И под это оказалось возможным привлечь инвестиции, что оказалось более эффективным, чем бюджетные вливания.

    Ю. Лялькова: Конечно, хотелось бы, чтобы туристическая деятельность в нашей области проводилась в рамках природоохранного законодательства, чтобы развитие шло не стихийно, а планомерно. Потому что на горе Зеленая сначала пошли локальные проекты гостиниц, а потом уже был представлен проект генплана развития всего туркомплекса. Еще по Шерегешу была такая ситуация, что уже построили несколько гостиниц, а потом оказалось, что для них нет источника водоснабжения, и нет приемника сточных вод. Все эти моменты должны предусматриваться в проектном решении, чтобы потом у нас не было несанкционированных свалок и стоков.

    Ю. Векессер: Для дальнейшего развития туристической отрасли на юге Кузбасса нужно развивать и электрические сети. А мы в Усть-Кабырзу только 5 лет назад смогли протянуть линию электропередачи. По горе Туманной мы в этом году начали работать, будем строить линию и подстанцию, что решит проблему развития этой территории по электроэнергии лет на 5-6. По Шерегешу наши внутренние линии позволяют туда перебросить необходимые мощности. Сейчас промышленные предприятия снизили производство, и для туристической сферы сейчас в электроэнергии недостатка нет.

    А. Безушков: В итоге получается тупик, возможности существующих сетей исчерпаны, а объем средств, необходимых для реконструкции инженерной инфраструктуры, не подъемен для частного инвестора. Общие проблемы территории также не позволяют полностью соблюдать экологическое законодательство, например, отсутствие лицензированного полигона складирования твердых бытовых отходов делает нас нарушителями, а решить эти вопросы бизнес не в состоянии. Необходимо взаимодействие с властями территории и области – бюджетная эффективность этих проектов высока.

    Е. Филина: Наша область с проектом по развитию поселка Шерегеш участвовала в конкурсе по особым зонам рекреационного типа. Если бы наша область вошла в число победителей, то мы получили бы софинансирование из федерального бюджета на строительство коммуникаций. Но, к сожалению, победили более раскрученные бренды – Алтай, Байкал, Краснодарский край.

    М. Шавгулидзе: Мне кажется, что сейчас должна быть принята концепция о развитии туризма внутри нашего региона, где все спорные и проблемные моменты были бы учтены, где были бы расписаны полномочия и обязанности и областных властей, и территорий, и инвесторов. Мы сейчас разрабатываем наш областной закон о государственно-частном партнерстве, который положит основу для отношений в этой сфере власти и бизнеса.

    И. Колесников: На самом деле в туристической сфере у нас в области проблем достаточно много, и их решение лежит в плоскости плотного взаимодействия властей всех уровней и бизнес-сообщества, а также общественности. А наша задача всячески этому содействовать. Да, у департамента природных ресурсов и экологии есть свои задачи по соблюдению экологических норм. Но у нас у всех есть общие задачи развития нашей области. И здесь нельзя действовать только запретительными мерами, а нужно помогать и подсказывать, как преодолеть ту или иную проблему.

    Как сэкономить на отдыхе?

    Одним из недостатков отдыха в Горной Шории в Кузбассе многие называют его дороговизну. Однако в зимние каникулы 2009 года собственники гостиниц в Шерегеше, на горе Зеленая были вынуждены существенно снижать цену – только чтобы люди не отказались от путевок и приехали на отдых.

    А. Безушков: Ценовую политику в сфере туризма диктует спрос. В благоприятные времена ценник, действительно, был высок, но сегодняшняя ситуация заставляет быть более гибким для сохранения клиентской базы, и стоимость услуг снижается. Многие отказывались от брони на Новый год, это привело к снижению цен почти в два раза. Такого не было никогда! Это стало основанием для кардинального пересмотра отношения собственников к ведению бизнеса: необходимо сделать все, чтобы гость остался доволен и ценой, и сервисом. Количество отдыхающих уменьшилось не сильно, но средний чек упал значительно. Уже сейчас можно комфортно отдохнуть, независимо от покупательской способности.

    В. Тальдрик: Сейчас люди хотят отдыхать экономичнее, но они тоже должны понимать, что бесплатного сыра не бывает даже в мышеловке.

    А. Безушков: Но уменьшение доходности приведет к снижению реинвестирования в развитие бизнеса и инфраструктуры.

    М. Григорьев: Мы сейчас готовы предложить в области свой проект по развитию снегоходного туризма, который позволит более эффективно использовать существующие туристические объекты. Сейчас в мире в год производится около 180 тыс снегоходов, около 17 тыс из них продается в России. Например, в странах – основных покупателях снегоходной техники – США и Канаде – снегоходный туризм дает бюджетам доходов ежегодно $ 21 млрд и $ 6 млрд соответственно, а странам Скандинавии — $ 1,6 млрд. При этом снегоходный туризм как бизнес – не очень затратный. Вокруг городов есть дома отдыха, туристские базы – между ними можно проложить снегоходные трассы, и использовать и объекты отдыха, и трассы для организации снегоходных маршрутов. Этот проект уже в ближайшей перспективе может начать приносить доходы в бюджет.

    Ю. Емельянов: Мы, кстати, будем принимать областной закон о развитии снегоходного туризма. Но проблема в том, что в США и Канаде это все делается на государственной основе, мы же сейчас не можем добиться того, чтобы у нас это все было государственным в российском масштабе. Все, что можно сделать, не нарушая федеральных законов, мы делаем. Мы выступаем за развитие снегоходного направления, но мы пока взяли только его туристическую составляющую, потому что при развитии снегоходного движения в целом только в рамках одной области было бы еще больше моментов, которые мы на областном уровне не смогли бы решить.

    Н. Шатилов: Мы начали новое направление в туристическом бизнесе – снегоходный туризм. Это направление перспективно и может быть интересно и полезно для области. Кроме того, надо развивать и летний туризм, надо пользоваться теми богатствами, которыми природа щедро наделила наш край. И нужно отойти от советских стереотипов, когда мы гордились только своими заводами и шахтами. Нужно создавать новый имидж региона – как места, где комфортно жить и отдыхать. И это будет работать на нас – в том числе и в финансовом плане, помогая преодолевать сложные ситуации, потому что тяга к отдыху и путешествиям у людей сохраняется, несмотря ни на какие кризисы.

    Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

    НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ