«No FT, no comment»

Лучшая деловая газета Англии глазами
сибирского журналиста

«Континент Сибирь» продолжает знакомить читателей с реальным опытом международных стажировок менеджеров сибирских компаний.

ВЛАДИМИР КОМАРОВ, корреспондент отдела бизнеса газеты «Континент Сибирь», в течение трех месяцев проходил стажировку в головном офисе Financial Times по программе MTP2 в Лондоне.

Владимир Комаров на Downing Street, 10

— О стажировках по программе MTP (Management Training Program) я узнал от новосибирских менеджеров, уже прошедших подобные стажировки. Особенности MTP — приоритет для выпускников Президентской программы, опыт управленческой деятельности, владение иностранным языком на высоком уровне и возрастной ценз 25-40 лет. MTP действовала до 2001 года, с 2002-го был запущен ее «сиквел» — MTP2, организатором которой является TAСIS, а непосредственными исполнителями — различные бизнес-организации в странах ЕС. В моем случае принимающей стороной выступила Манчестерская бизнес-школа (Manchester Business School, MBS).

К тому моменту, когда мне исполнилось 25 и я подал заявку на участие в стажировке по программе MTP, обновленная МTP2 открыла пилотный набор не только для выпускников Президентской программы. Это было связано с тем, что среди выпускников Президентской программы стало все больше представителей «неформатного» бизнеса, которым трудно или невозможно найти принимающую компанию на Западе. Например, те, кто работает в сфере финансов.

Я подал документы в начале прошлого года. Уже через три месяца со мной связался представитель TAСIS, который прямо по телефону протестировал меня на знание английского и предложил пройти собеседование в Москве. Я попросил перенести тестирование в Новосибирск, и это оказалось возможным.

В анкете я написал, что мне интересна стажировка только в СМИ и только в Великобритании. Дело в том, что я не знаю ни французского, ни немецкого, к тому же работаю в специфическом бизнесе, где многое зависит от хорошей устной и письменной речи. Поэтому мне подходила стажировка только в одной из англоязычных стран. К тому же я с детства мечтал побывать именно в Англии.

Мне быстро нашли принимающую компанию — сразу Financial Times (FT). Видимо, тьютор (учитель-наставник) Крис Томас представил меня как перспективного молодого журналиста из бизнес-издания «Континент Сибирь», тесно сотрудничающего с газетой «Ведомости», которая, в свою очередь, является сопроектом FT. И меня взяли.

Редакция FT находится в Лондоне, а бизнес-школа — в Манчестере. Так что первую неделю я провел на лекциях по маркетингу и практике ведения бизнеса в MBS, и только потом перебрался в Лондон. Впрочем, в октябре и ноябре я еще не раз возвращался в Манчестер и делал доклады о том, чего я добился в FT. В конце программы, в декабре 2002 года, я провел презентацию своего проекта и защитил дипломную работу.

Ежедневная стипендия в размере 12,5 фунтов в день — это совсем немного, особенно для Лондона. Поэтому стажеры из небольших городов, таких, например, как Дербишир, после манчестерских семинаров активно угощали стажеров из Лондона лагером (светлое пиво, 2,75 фунта за пинту). Помимо карманных денег и предоставления B&B (bed and breakfast — постель и завтрак), студенту выдается проездной билет на все виды транспорта.

В редакции FT я занимался исследованием на тему «Способы защиты и развития брэнда FT, взгляд изнутри». Эту тему предложили мне мой ментор Хью Карнеги (зам-редактор и руководитель всей корсетью FT) вместе с международным обозревателем Квентином Пилом. Их беспокоил вопрос, не приведет ли раскрученность FT к потере имиджа. Что противопоставить сильному соблазну продавать себя везде — ведь сегодня это большие деньги, а завтра катастрофа. Проект позволил мне наблюдать и участвовать в работе всех отделов внутри компании. Это было самое полезное в стажировке: я вплотную столкнулся с западной практикой брэндинга, разобрался во внутренней структуре ведущего делового ежедневника мира, проникся духом корпоративной культуры. Результаты моего исследования были весьма интересны и, надеюсь, полезны моим английским коллегам.

Я пригодился FT и в связи с октябрьскими событиями на Дубровке. После теракта я стал неким консультантом по России, начать исполнять функции sub-editor’a — «рядового» редактора, который отсматривает все материалы по определенной тематике, может сокращать или дописывать авторский текст. Мне приходилось корректировать заметки, связываться с российскими ведомствами, работать с изображениями. В FT ценятся официальные комментарии: там необязательно держаться личной «базы данных» лиц, «сливающих» информацию. Для получения комментариев достаточно представиться: «Журналист Financial Times» — и мало кто рискнет ответить: «No comments». Неслучайно у них и рекламный слоган «No FT, no comment».

P.S. Уезжая из офиса на Сазаркбридж, 1, я обратил Хью в поклонники новосибирского хоккейного клуба «Сибирь». Шарф «Сибири» висит у него в кабинете на самой видном месте.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ