Авоська для мэра

Сможет ли власть создать условия для социального предпринимательства?

 

Бум социального предпринимательства объявляли в России неоднократно: действительно, в середине 2000-х был выпущен пакет законов, расширяющих границы возможностей в социальной сфере для частного бизнеса. Однако в 2017 году в социальном направлении задействовано не более 1% предпринимателей. Почему частный бизнес не идет в эту нишу и должен ли предприниматель выполнять функции государства — обсуждали на на хакатоне в Новосибирске в рамках Форума «Город безграничных возможностей».

Напомним, что социальное предпринимательство предполагает либо предоставление товаров и услуг для определенных категорий граждан, либо организацию рабочих мест для людей с ограниченными возможностями. Наиболее распространенные виды соцпредпринимательства — небольшие фермерские хозяйства, первичная переработка сельскохозяйственной продукции, мастерские ремесел и предприятия бытового обслуживания. Большинство этих предприятий были созданы в 2002–2007 годах, при поддержке некоммерческих организаций с иностранным участием. После запрета деятельности таких НКО в России динамика социальных бизнес-инициатив пошла на убыль. По оценке руководителя Школы социального предпринимательства «Новотерра» Евгения Дубровина, в Новосибирске сейчас около 30 успешно действующих соцпредпринимателей и примерно столько же стартапов. Треть из них прошли через сессии «Новотерры». «Чтобы стать успешным социальным предпринимателем, надо запастись терпением и пройти «проверку временем», — делится Евгений Дубровин. — Иногда очень успешный стартап становится неэффективным через 2–3 года». Эксперт уверяет, что ни один проект в сфере социального предпринимательства в Новосибирске не открылся при участии государственного финансирования. «В основном предприниматели получают финансовую поддержку или от негосударственных фондов, или через краудфандинг. «К сожалению, в России нет выстроенной системы государственной поддержки», — сетует господин Дубровин.

С ним согласен предприниматель Евгений Макарчук. Выпускник детского дома организовал в Татарском районе Новосибирской области небольшое предприятие по сортировке овощей. У него работают 34 человека, из которых 11 — глухие. «Большой ошибкой считать социальное предпринимательство благотворительной деятельностью, — говорит Макарчук. — Мы не можем выплачивать зарплату просто потому, что человек плохо слышит. Все, как у здоровых, равные возможности: сколько заработал — столько и получи». По словам предпринимателя, от государства он не видит никакой поддержки как работодатель для людей с особенностями. «В России пока нет достаточной законодательной базы, которая была бы в состоянии урегулировать все вопросы социального предпринимательства. Это усложняет жизнь начинающим бизнесменам, которые хотят помогать людям, но и зарабатывать тоже хочется. Иначе в чем суть коммерческой деятельности?» — считает Макарчук.

Как отмечали участники хакатона, один из барьеров развития — отсутствие четкого понятия, что такое «социальное предпринимательство», и невнятные законы, не способные стимулировать заинтересованность самих предпринимателей. Один их приглашенных экспертов форума, директор Фонда развития медиапроектов и социальных программ Gladway (Москва) Владимир Вайнер считает, что если социальное предпринимательство продвигать и поддерживать с помощью рекламы, будут заметны изменения. Кстати, свое выступление на церемонии открытия Форума Вайнер завершил весьма нетривиально. Продемонстрировал ролик о Сеуле как о городе с наиболее комфортной и благоприятной средой, а потом подарил мэру Новосибирска Анатолию Локтю экологическую авоську, сделанную в одной из московских мастерских, где трудятся люди с ограниченными возможностями. В ответ Анатолий Локоть пошутил, что «теперь все руководители мэрии должны приходить на совещания с такими авоськами, чтобы не забывать об удобстве и комфорте города».

Но если отойти от шуток, то проблема коммуникаций между социальными предпринимателями и властью действительно существует. По мнению маркетолога Женни Михелевой, в городе не хватает площадок для открытого обсуждения проблематики и обмена опытом. В рамках Форума Женни участвовала в хакатоне и пришла к выводу о необходимости организации подобных мероприятий. «Хакатон предоставил возможность для открытого диалога и обмена идеями между социальными предпринимателями, экспертами и представителями власти. Случается так, что предприниматели в благородном порыве подменяют по незнанию своей деятельностью работу госструктур. Благодаря хакатону у них появилась возможность скорректировать поведение и узнать, где гарантированно получить помощь. А кроме того, возможность проанализировать свой кейс совершенно бесплатно», — отметила собеседница «КС».

И эксперты, и сами предприниматели единодушны во мнении, что на одной поддержке со стороны фондов и частных благотворителей социальное предпринимательство так и останется экзотикой. Кроме того, все эти предприятия относятся к сегменту малого бизнеса, а значит, испытывают ту же нагрузку и проблематику, что и другие субъекты МБ. «Нам очень нужна система, в которой будет четко понятно, где заканчивается благотворительность и начинается коммерция. А пока все это выглядит как личная инициатива отдельных «чудиков», — резюмировал Евгений Макарчук.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона. Для корректной работы приложения требуется выключить в настройках in app browser.
 КОММЕНТИРОВАТЬ
 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ