«Стратегия диверсифицированного роста — не дань моде, а результат серьезных экспертных проработок»

 

О современных тенденциях во взаимоотношениях бизнеса и банков, а также изменениях в экономической ситуации в стране «КС» рассказал руководитель корпоративного филиала ВТБ в Новосибирске ВЯЧЕСЛАВ БРЮХАНОВ.

— Вячеслав Владимирович, как вы оцениваете текущее состояние экономики Новосибирской области в целом и банковского сектора в частности?

— Думаю, сегодня можно уверенно сказать: экономика прошла кризисный период и имеет все предпосылки для дальнейшего роста. При этом как у регионального правительства, так и у банков есть полный инструментарий для обеспечения устойчивого, динамичного развития. За прошедшие годы был наработан и хорошо себя показал достаточно широкий спектр мер господдержки, в сфере банковского кредитования процентные ставки практически уже вернулись в «досанкционные» времена.

Но хочу подчеркнуть, что сегодня все пока упирается в сжатый потребительский спрос: это и спрос на жилье, и спрос в потребительском сегменте. Именно этот фактор сегодня лежит в основе недостаточного спроса и в других сегментах экономики. По данным наших коллег из розничного сегмента — банка ВТБ24, — сегодня уже заметны тенденции увеличения спроса на потребительские кредиты. Это, конечно, косвенный показатель потребительского спроса в целом, но, тем не менее, связь этих процессов очевидна.

Говоря о банке ВТБ в Новосибирской области, могу сказать, что наши прогнозы в отношении экономики, как всегда, позитивные, наши намерения — двигаться вперед. Мы никогда не прекращали финансирование региональных компаний — кредитование, инвестиции.

— Прошедший год был не лучшим по динамике кредитования крупного бизнеса. Каковы же тенденции первого полугодия текущего года, прогнозы его итогов?

— Да, по результатам прошлого года сегмент кредитования корпоративного сектора показал снижение. Полагаю, что в 2017 году этот сегмент покажет небольшой прирост, в размере нескольких процентов. Во многом такая ситуация обусловлена тем, что в целом бизнес пока не проявляет того аппетита к инвестиционным проектам, который хотелось бы видеть для обеспечения уверенного роста экономики.

При этом наши показатели двигались против рынка в хорошем смысле — они продемонстрировали рост в 2016 году, а на этот год банк закладывал сценарий опережающего развития, до уровня 10–15%. И для опережающего роста уже сейчас есть неплохой задел — по итогам полугодия наши показатели выросли по разным направлениям бизнеса более чем на 20%. Я думаю, что фактически по итогам года мы несколько превысим наши собственные прогнозы.

— На чем основан ваш оптимизм?

— На мой экспертный взгляд, если мы будем ориентироваться на те инвестиционные проекты, которые сейчас реализуются или находятся в стадии проработки, то будем находиться на траектории естественного роста — в пределах 5–8%. А наша уверенность в возможности обеспечить существенно более высокие темпы роста дополнительно базируется на оценке поведения российского регионального бизнеса. Мы видим, что в последнее время бизнес, в том числе и корпоративный, делает упор на обслуживание в крупнейших системоообразующих банках, которые и декларируют, и реально обеспечивают финансирование как текущих, так и инвестиционных проектов.

Сегодня клиенты тяготеют к тем банкам, которые способны с высоким качеством и оперативностью поддерживать операционную деятельность, обеспечивать безрисковое управление свободными денежными средствами и финансирование перспективных бизнес-проектов, том числе достаточно крупных сделок стоимостью в миллиарды рублей.
Это в полной мере соответствует стратегии, которая реализуется банком в последние годы, — динамичная работа и расширение влияния в масс-сегменте и усиление деятельности в более высоких секторах. И ее итоги показывают возрастающий интерес к банку как к кредитно-финансовой организации, с которой можно обеспечивать стабильное развитие бизнеса. Такая стратегия диверсифицированного роста — не дань моде, а результат серьезных экспертных проработок, в том числе и с внешними консультантами.

Так что где-то мы ловим рост экономики, а где-то — стремления клиентов найти в лице банка надежного финансового партнера.

— Можете ли вы привести реальные примеры поддержки инвестиционных проектов сибирских предпринимателей?

— Да, приведу примеры последнего времени, Это начало сотрудничества с новыми организациями — мебельным объединением (МО) «Рост», инвестировавшим в развитие мебельного производства, и компанией «Фудсиб», развивающей цивилизованные технологии оптово-розничной торговли европейского уровня. Говоря о последнем, хочу добавить: мы рады, что участвуем в проекте, который, кроме чисто финансовых целей, направлен на повышение качества жизни новосибирцев.

Еще одна история из этого же направления — развитие сотрудничества с компанией «Обувь России», которую банк профинансировал в начале II квартала 2017 года. Могу упомянуть и начало взаимодействия с одним из крупнейших металлотрейдеров — компанией «УралСибтрейд».

Все эти примеры подчеркивают существенную тенденцию клиентского бизнеса — весомую долю проектов, связанных с импортозамещением. Более того, тема импортозамещения превалирует и в наших перспективных проектах, здесь начинают обретать реальные черты, в том числе промышленно-технологичные инициативы наших предпринимателей.

В результате реализации этих и других сделок по кредитному портфелю мы приблизились к цифре в 20 млрд рублей, показав рост на 17% за полугодие, при этом средний региональный бизнес показал рост на 31%, а доля такого бизнеса достигает в портфеле филиала 60%. И сегодня мы имеем хороший задел на будущее — это портфель проектов в разной стадии готовности на сумму более 5 млрд рублей, из них примерно половина — крупные инвестиционные сделки. Важно не только декларировать, но и своей ежедневной работой подтверждать вложение значительных средств в развитие отечественной экономики.

— Чем, на ваш взгляд, обусловлены такие результаты в инвестиционном направлении?

— Во многом это результат взаимодействия бизнеса и власти. Важно активно отслеживать появление новых бизнес-проектов, работать с областным минэкономразвития — основным координатором инвестиционных проектов области, отслеживать результаты работы совета по инвестициям при губернаторе области. В связи с этим хотел бы отметить нарастающую активность и городских властей — департамента развития промышленности и предпринимательства. Сейчас создано управление предпринимательства и инвестиционной политики мэрии Новосибирска во главе с Максимом Останиным. И эта структура планирует выделить на городском уровне около десятка инвестиционных проектов для их дальнейшей поддержки, создания режима наибольшего благоприятствования. Для нас это еще один источник информации об инвестиционной деятельности в регионе, и мы со своей стороны готовы плодотворно взаимодействовать с новым управлением.

— Одним из итогов прошедших лет стало стремление бизнеса минимизировать свои риски. Как российская банковская система отреагировала на такие потребности клиентов?

— Действительно, во многих секторах — госзаказа, крупного бизнеса — заметно активизировался переход на гарантийную систему работы со своими контрагентами. Это же наблюдается и в нашей работе с транснациональными корпорациями — такими, как «Икея», «Эксика», и другими, которые требуют от своих арендаторов и контрагентов предоставления банковских гарантий. Важно стараться соответствовать требованиям клиентов. В итоге портфель документарного бизнеса стабильно прирастает. Можно сказать, что сегодня на наших глазах формируется культура гарантийного бизнеса у новосибирских компаний.

— В последние годы не раз говорилось об осторожности отечественного бизнеса в подходе к новым инвестиционным проектам. Как вы видите эту ситуацию сегодня?

— Даже несмотря на примеры успешно реализованных инвестпроектов, в целом бизнес пока продолжает осторожничать, не торопясь привлекать банковские ресурсы для организации крупных сделок. Это привело к тому, что большая доля средних и крупных промышленных предприятий предпочитает накапливать ресурсы (ликвидность) на своих счетах.

В последние годы еще одним из факторов опережающего роста пассивной базы кредитных организаций с государственным участием, в том числе и банка ВТБ, и нашего регионального филиала, стала ситуация на банковском рынке, а именно — оздоровление банковской системы со стороны Центрального банка. На этом фоне степень надежности способна конвертироваться в уровень доверия клиентов, что в свою очередь приводит к тому, что банки получают возможность заметно нарастить ресурсную базу.

Сейчас в регионе работы нашего филиала суммы активов и пассивов на клиентских счетах примерно равны, а ранее банк в 2,5–3 раза больше денег инвестировал в региональную экономику. В итоге сегодня мы при 20 млрд рублей кредитного портфеля имеем 16,7 млрд рублей кредитных ресурсов — это отражение тенденций последнего времени.

— Такой рост ресурсной базы происходил за счет действующих договоров с корпорациями или же благодаря привлечению новых компаний?

— Здесь я вижу некоторую синергию двух процессов: во-первых, активной работы на сибирском бизнес-рынке в соответствии с нашей стратегией активности в различных сегментах — от массового до крупного. И, во-вторых, растущей заинтересованности самого бизнеса к сотрудничеству с банками системообразующего пула.

Если говорить в цифрах, то рост общего количества клиентов с начала 2016 года составил 37%. В первом полугодии 2017 года клиентам банка открыто более 400 расчетных счетов.

Так что ускоренный рост клиентской базы наряду с постоянно обновляемым и растущим портфелем перспективных инвестпроектов служат основой амбициозных планов — расти выше рынка.

— И все же какие из факторов роста на рынке вы могли бы сегодня отметить — заключение новых договоров или активизация традиционных, взращенных банком деловых связей?

— Думаю, тут работают не два, а три фактора. Мы видим компании, которые не реализуют крупномасштабных инвестиционных продуктов, но эволюционно увеличивают выпуск продукции действующего ассортимента, наращивают складские запасы или находят интересные сопредельные ниши. Для этого не требуются большие инвестиции, достаточно кредитования в несколько десятков миллионов на докупку или обновление оборудования, достройку или приобретение производственных помещений. Что интересно, клиенты этой категории уделяют очень большое внимание продвижению своей продукции, маркетинговым мероприятиям — таким образом нарабатывая прибыль во многом за счет нефинансовых инвестиций.

Вторая история — на рынке, как бы то ни было, всегда есть инвестпроекты. Да, они есть — просто хотелось бы, чтобы их было больше, и они реализовывались бы более скорыми темпами. Сегодня эти темпы реализации во многом сдерживаются осторожно-консервативным подходом предпринимателей, и срок реализации проектов, ранее составлявший 1–2 квартала, сегодня существенно растянут по времени. Такой дефицит инвестпроектов порождает интересный эффект — за ними охотится буквально все банковское сообщество, и выигрывает тот, кто предлагает наиболее комфортные условия сделки. Для клиента это, безусловно, благо.

И третий фактор, который я уже упоминал не раз, — предприниматели ищут более стабильные варианты ведения бизнеса, ориентируясь на сотрудничество с системообразующими кредитным организациями, банками с госучастием. Вот эти три фактора в совокупности и формируют динамику роста.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона. Для корректной работы приложения требуется выключить в настройках in app browser.
 КОММЕНТИРОВАТЬ
 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ