«Перетянуть на себя сформированные годами потоки – сложнейший вопрос»

Структура рынка поставок плодовоовощной продукции в Новосибирск в течение последних лет активно меняется: в регионе строятся масштабные распределительные центры. В частности, новые проекты, такие как «Агропарк» и «Импульс» рассчитывают забрать существенную долю у старожила – Хилокского рынка. Под силу ли им это, и нужны ли поставщикам в принципе охраняемые и чистые торговые центры – «КС» побеседовал с экс-депутатом Заксобрания Новосибирской области, экс-членом общественной палаты РФ, членом ТПП РФ, бывшим совладельцем одной из крупнейших компаний по поставкам овощей, фруктов и круп на сибирский рынок – «Продгамма» АЛЕКСАНДРОМ ХАМИДУЛЛИНЫМ.

На фронте без перемен

— Александр Назымович, что на текущий момент происходит на рынке поставок плодовоовощной продукции? Откуда в Новосибирскую область в основном поступает товар?

 — На этом рынке как на фронтах, без перемен, все идет своим чередом! (улыбается). Основная общерыночная тенденция схожа с другими секторами экономики – снижение покупательской способности: массовый потребитель ищет более дешевую продукцию. В связи с этим, среднеазиатские товары и быстрорастущие в объеме фрукты и овощи российского производства постепенно набирают еще большую популярность, особенно в летний сезон.

Наращиваются поставки из Киргизии и Казахстана, ранее «серый» импорт также поступал из Узбекистана через Южный Казахстан. Однако массово и повально это наблюдалось года 2-3 назад, сейчас подобные схемы активно пресекаются. Стоит отметить, что активно борясь с приграничной коррупцией, Казахстан заметно минимизирует подобные схемы. Штрафы и издержки на данный момент настолько высоки, что это становится элементарно не выгодно. Как следствие, благодаря административным мерам «серый» поток овощей и фруктов в Новосибирскую область уменьшается.

На долю Киргизии и Казахстана сегодня приходится до 20% поставок овощей, фруктов в регион. Остальное — Узбекистан, Таджикистан и Россия. Отдельная категория – импорт из дальнего зарубежья.

— Есть ли конкуренция между этими территориями за российский, и в частности, сибирский рынок?

hamidullin_7536r Страновой конкуренции как таковой нет. Она есть, но более официальная, на уровне администраций: кто лучше продвинет свой товар. Однако на самом деле, на мой взгляд, это не влияет ни на что и ни на кого — ни на российской стороне, ни на киргизской, узбекской или казахской. Этот бизнес настолько специфичен, что не подвержен администрированию на уровне местных администраций в принципе. И только госрегулирование может влиять на эти процессы.

Нет как таковых методов, чтобы заставить бизнесмена везти товар, допустим, в Новосибирскую, а не Свердловскую область. Всё идет в те регионы, где сбыть товар выгодно. Конкуренция наблюдается между частниками, и только между ними. Такой товар может производиться, паковаться, перевозиться только под личным контролем. Централизованное, пусть даже ступенчатое администрирование в этой отрасли не работает: тогда товар сгниет на месте, даже не выехав! Все делается под личным контролем предпринимателей. На уровне личной ответственности.

Поэтому, страновая конкуренция отсутствует. Опять же, оказывает влияние урожайность. Где-то, к примеру, не уродилась черешня, где-то уродилась, переизбыток продукции, безусловно, отражается на российском рынке в сторону удешевления товара. Вплоть до того, что продают в убыток. Нет такой цены на товар, который нужно продать к вечеру. Лучше получить от него хотя бы 20% себестоимости, чем не получить ничего.

— Конечный потребитель это не всегда замечает.

— Конечно, он этого не видит. Ему кажется, что в любом случае, это грабеж! А цены Якутии и Воркуты грабительские, что на них наживаются. На самом деле, никакой наживой там и не пахнет. Как говорится, маржа замечательная, жаль, что оборот маленький! (смеется)

— Состав стран-поставщиков на территории Сибири сильно отличается от федерального центра?

— Абсолютно не отличается, состав идентичен. Основные отличия в объемах, скорости продаж. Рынок сейчас настолько мобильный, что, например, подешевевшие в Новосибирске абрикосы не проблема через три дня доставить в Москву и продать по более высокой цене. На уровне частных связей, предпринимательских групп все делается очень быстро. Русских в этом бизнесе осталось очень мало. Почему? Потому что россияне не обладают должной трудоспособностью: фрукты и овощи это такой бизнес, который тянет за собой работу 24/7 без выходных. Потому что если в пятницу это товар, за который еще можно получить какие-то деньги, то в понедельник – его уже нужно утилизировать, еще и доплатив за уборку и вывоз. Бизнес тяжелый, чтобы его вести, нужно обладать очень высокой работоспособностью.

SAM_0154

 

— Можете назвать компании, которые занимают заметное место на рынке поставок овощей и фруктов продукции в Новосибирскую область?

— По среднеазиатскому рынку – пожалуй, нет, по дальнему зарубежью – да. Таких в Сибири много. Это группы бизнеса. Раньше в Новосибирске были активны «Фета», «Фрутос», «Присс», «Продгамма», сейчас всё как-то размылось. Сложно даже предположить, какая доля приходится на лидеров рынка, потому что они постоянно меняются и перемещаются буквально ежедневно. Ранее я отслеживал конкуренцию в Новосибирске преимущественно по количеству приходящих рефрижераторных секций и машин, сейчас же такая система не работает. Поставки рефсекциями практически ушли с рынка.

В нише среднеазиатской продукции мелких игроков огромное множество. Крупные предприниматели – это от 20 до 40 фур в неделю, 2-3 фуры – мелкие игроки. Как правило, продавцы специализируются на том или ином виде продукции – яблоках, помидорах, бананах и минимальном ассортименте «прицепом». Есть предприниматели, которые работают на несколько городов. Как правило, с Новосибирском в связке идет Екатеринбург, Москва, Санкт-Петербург. Это самые крупные региональные распределительные города-центры. Остальные города-миллионники и рядом не стоят, несмотря на то, что по экономической активности, по финансовым активам та же Казань, к примеру, стоит выше Новосибирска и Екатеринбурга, но там нет никакого крупно-оптового рынка и крупно-оптовой продажи.

— Сколько продукции поступает в ритейл и сколько непосредственно на рынки?

— В осенне-зимний период 90% продукции продается через товарные сети, элементарно потому, что большинство рынков прекращают работу в холодный сезон. Сейчас же мы наблюдаем на улицах совершенно противоположную картину: буквально на каждом углу стоят ларьки и киоски по продаже овощей и фруктов. В летний сезон доля ритейла значительно сокращается. Частник сам себе хозяин: утром он может продавать черешню по 300 рублей, вечером по 120 рублей, чтобы «сбросить» остатки, в сетях подобного ценового регулирования быть не может: там цены фиксированные и пересматриваются долго и тяжело.

Именно поэтому в супермаркетах гораздо чаще представлен зеленоватый, недозрелый продукт, такова специфика рынка.

«Чистенько, красиво – продавцам это не нужно»

— Вы упомянули, что Новосибирск относится к одним из ключевых распредцентров плодовоовощной продукции в России. Насколько значительна его роль в контексте страны в целом?

— В летне-осенний период основные потоки овощей и фруктов в Новосибирске по-прежнему проходят через Хилокский рынок. Его значение распространяется на всю территорию Западной и Восточной Сибири. Наша зона реализации – весь восток РФ, включительно по Урал. Роль Хилокского рынка достаточно уникальна для страны в целом – он был всегда на втором месте после московской Покровки. По товарообороту Покровка была номер один, Хилокский рынок – номер два  в России. К такому выводу можно прийти по оценке количества товара, стоящих единовременно машин – в 97% оптом плодовоовощная продукция реализуется с фур, по деловой активности и составу покупателей. И, пожалуй, это можно считать достоянием Новосибирска.

Это как «Гусинка» — она была номер два в стране после Черкизовского рынка. Обороты в столице сейчас эти же и остались, просто несколько раздробились. Новосибирская барахолка также была огромным потоком денег, городу из этого как минимум доставались рабочие места, как максимум – налоги. Сейчас же крупный опт из Новосибирска ушел. Ушли и крупные денежные потоки, потому что больше для их формирования нет условий. Никакой торговый центр не будет работать круглосуточно, как это было на Гусинобродском рынке.

— Насколько нам известно, торговые центры «НордМолл» и «Восток» с довольно большой помпой предлагали и предлагают себя как альтернативу Гусинобродскому рынку.

— Как говорится, корову разодрали на клочки, но основная «часть туши», бесспорно, из Новосибирска ушла. К шести часам барахолка всегда была пуста: весь опт выгружали с фур и загружали с двух часов ночи до шести утра. Оставались только мелкооптовые игроки, крупные же участники рынка к этому времени подсчитывал выручку. При этом город только просыпался. В каком торговом центре — у «Востока» или в «НордМолле» воссозданы подобные условия? Насколько я знаю, ни у кого. На Гусинобродском рынке они сложились и развились стихийно, их никто специально не создавал. Сейчас этого рынка нет, все большие потоки ушли в 2015 году.

К слову, в этом районе резко подешевели квартиры, стало значительно больше предложений по аренде. Ушло огромное место работы, а вслед за ним – городские налоги, доходы с заправок, питания, ночлегов водителей и тому подобное. Эти цифры сложно посчитать, но то, что они большие, это очевидно.

Та же история с Хилокским рынком. На мой взгляд, региональный центр потеряет из-за его закрытия свою значимость. А цены вырастут: сравните – или крупный опт проходит через область, или то, что он него осталось. Чувствуете разницу? Безусловно, в первую очередь это отразится на кармане потребителя, впрочем, для него уже и сейчас всё дорого и разницу в 30-50 рублей он может и не заметить.

— Когда вы говорите о риске, что этот центр разгромят, вы имеете в частности, новые проекты? «Импульс» и «Агропарк»? Являются ли они реальной альтернативой Хилокскому рынку?

— Альтернатив много – это и «НордМолл», и проект Александра Манцурова с Дмитрием Терешковым («Импульс»), и «Агропарк». На этот кусок сейчас претендуют порядка пяти игроков, которые будут предлагать свои условия. Однако данные условия – это не то, что нужно крупно-оптовому продавцу фруктов и овощей. При этом, ничто не мешает продавцам оставаться на Хилокском рынке, я не исключаю, что вскоре для препятствия этому будут введены определенные административные меры. На такой торговый опт можно оказывать давление только жесткими административными методами. Впрочем, это происходит постоянно.

— Тем не менее, рынок существует.

— Это означает, что для них это максимально удобно. Чистенько, красиво – крупно-оптовым продавцам это не нужно. Необходимо, чтобы водитель мог заехать и выехать на фуре. Всё. Охраняемый, чистый, охлаждаемый торговый центр с собственной карантинной и таможенной зоной, по сути, никому не нужен.

— Но власти любят вести подсчет.

— Безусловно. Пусть считают на том же Хилокском рынке, где удобно контролировать. Он исправно работает, и административный контроль там действует на достойном уровне, благодаря сложившимся условиям. Хилокский рынок растащат по частям и дохода как такового никто не получит. Такое уже было: несколько «волн» оптовых рынков пытались создать конкуренцию Хилокскому рынку, в итоге — покупательского потока у них не было. Куда поедет покупатель? Туда, где 20 машин или туда, где 100? По-моему, выбор очевиден. На моей памяти в Новосибирске создавались попытки организации порядка 30 подобных площадок, но все они в итоге закрывались, и всё возвращалось к тому же Хилокскому рынку.

— Нынешние организаторы того же «Импульса», наверняка, будут стремиться активизировать какие-то административные ресурсы с целью «перетаскивания» поставок на себя. Как вы оцениваете этот риск?

— Как перед предпринимателями, перед Дмитрием Терешковым и Александром Манцуровым, я без разговоров снимаю шляпу. Это выдающиеся бизнесмены. Однако в данном конкретном случае, на мой взгляд, это совершенно другой бизнес, для того, чтобы его понять, в нем нужно достаточно долгое время «повариться». В частности, если бы было понимание, никто бы не поехал договариваться с местными властями Киргизии и Казахстана. Там явно никто не решает, направить черешню в «Агропарк», «НордМолл» или на Хилокский рынок.

hamidullin_7556r

— Перспективы у «Импульса» в целом, по вашим ощущениям, есть?

— На мой взгляд, перспективы неопределенные. Так же, как и у «Агропарка». Перетянуть туда годами сложившиеся потоки поставок овощей и фруктов – это сложнейший вопрос, продавцы правдами-неправдами будут вилять, и возвращаться на «насиженное» место.

Я глубоко уважаю бизнесменов, которые создали «НордМолл» и строят распредцентры для плодовоовощной продукции. Но если предпринимателям не удастся притянуть на свою площадку крупный опт, они просто станут рынками «выходного дня».

«Там создались уникальные условия, а здесь их нет»

— Если все-таки будут задействованы административные рычаги в отношении Хилокского рынка, это приведет к перераспределению рыночных потоков?

— Конечно приведет. Порядка 40% перераспределятся, а остальные 60% элементарно уйдут из Новосибирска, туда, где созданы комфортные условия. К примеру, в том же Екатеринбурге никто не трогает подобные рынки. Тем не менее, тенденция а-ля «Фуд Сити» захлестнула страну. Теперь в каждом городе-миллионнике 3-4 проекта запускаются именно по аналогии с «Фуд Сити». Успех этой площадки никому покоя не дает (смеется). Московский «Фуд Сити» позиционирует себя как оптовый агрокластер Москвы номер один и крупнейший оптово-розничный продовольственный центр России. По нашим оценкам, порядка 70% его оборота занимают фрукты и овощи.

SAM_0146

— И «Фуд-Сити» вы оцениваете как удачный проект на рынке?

— Да, он оказался неожиданно успешным. В нем гармонично сложилось сразу несколько факторов, которые и дали такой синергетический эффект. Все наши «НордМоллы», «Агропарки» – это проекты, скопированные с «Фуд Сити». Однако там создались уникальные условия, а здесь нет. Основная масса едоков проживает в Москве и самый крупный опт находится там же. Поэтому воссоздать «Фуд Сити» в Новосибирске невозможно, все товарные категории распределяются пропорционально числу жителей.

— Как в таком случае, на ваш взгляд, должен дальше развиваться Хилокский рынок?

— Это уже полностью развитая структура с отлаженными механизмами. Рядом сложились целые кварталы, которые предоставляют полный спектр услуг – от недвижимости до барашков, которых режут на халяль. Лучшие условия для Хилокского рынка, пожалуй, уже и не придумаешь. Разве что предложить продавцам пользоваться холодильниками! Но вряд ли им понравится это нововведение!

Хилокский рынок — огромная торговая точка, которая сегодня четко выполняет свою социальную и политическую функцию. Во главе ее стоит Анатолий Зяблов, опытный, эрудированный специалист, который держит эту структуру на должном уровне.

— Возвращаясь к рынку, как бы вы оценили динамику цен на овощи-фрукты? Стоит ли ожидать изменений во втором полугодии 2017 года?

— На рассматриваемом рынке всегда актуален сезонный тренд. Сейчас, к примеру, мы наблюдаем пик сезона летних овощей и фруктов, соответственно, цены идут на снижение. Но розница в любом случае их корректирует в большую сторону, в отличие от оптового рынка. Если происходит неурожай какого-то определенного продукта, это, как правило, ситуация характерная для конкретного малого региона и она элементарно компенсируется другим регионом, поэтому острого дефицита продукта не возникает. Не бывает неурожая на что-либо везде.

Поэтому, на мой взгляд, цены останутся в том же диапазоне. Ожидать резких скачков не стоит.

— Различные тепличные комплексы в перспективе могут оказать влияние на новосибирский плодовоовощной рынок?

— Они уже это делают. Особенно в условиях ответных санкций. Большие государственные инвестиции сейчас как раз идут на развитие тепличных хозяйств. Снимут эмбарго с европейских или турецких товаров – а российский производитель к этому уже будет более готов, более развит. Абсолютно точно, что он окреп и стал более устойчивым, к тому же, постепенно он занимает эту нишу. Полностью, конечно, ее заполнить нереально, но определенную долю – вполне. Сельскохозяйственная отрасль – единственная в стране, которая активно развивается на фоне кризиса. Более благоприятного времени для данного рынка за всю постсоветскую эпоху я не наблюдал. Как говорят сельхозпроизводители, эмбарго в сфере сельскохозяйственного импорта нужно ввести на всю оставшуюся жизнь! (смеется).

— Актуальна ли для Сибири проблема выращивания овощей и фруктов с применением различных химикатов? Этим ранее, кажется, активно занимались в регионе китайцы.

— К счастью, на территории Новосибирской области таких тепличных хозяйств уже нет. Примерно 7-8 лет назад вокруг Новосибирска их насчитывалось более десятка. За счет каких-то ингибиторов роста, химикатов непонятных никому (кто разберет бочки с иероглифами?), китайцы собирали очень быстрый и богатый урожай, которым заваливали рынок. На данный момент отрасль от подобных производителей зачистили, причем не только в Новосибирской области, но и до самого Дальнего Востока, где ранее работали целые анклавы китайцев.

Новосибирск – город будущего?

 — В завершении интервью, как у бизнесмена, живущего на два города – Москву и Новосибирск, хотелось бы узнать точку зрения о текущем развитии столицы Сибири.

 В целом оно мне импонирует, положительных моментов больше, чем негативных. Развитие идет. Несколько не поспевают за ними административные условия – в этом отношении, увы, мало что меняется! Бизнес в городах, предпринимательство развиваются, как правило, не благодаря, а вопреки. Как метко выразился в «Горе от ума» Александр Грибоедов, «минуй нас пуще всех печалей, и барский гнев и барская любовь»!

hamidullin_7546r

— Можете привести пример территорий, у которых Новосибирской области не мешало бы позаимствовать какие-то стратегии развития?

— Это Московская область, Татарстан, Белгородская и Калужская области. Безусловно, Московская область стала такой в силу определенных условий. В Татарстане правильная политика сложилась еще со времен Минтимера Шаймиева, и это пример, на который, на мой взгляд, действительно стоит равняться. При этом нужно понимать, что Татарстан – это регион-донор, а Новосибирская область – это регион-реципиент. Однако если бы были созданы хорошие условия, то и инвесторы крупные пошли бы в регион в гораздо большем количестве. Административные препоны, к сожалению, по-прежнему имеют место быть и, более того, ужесточаются со временем.

В Московской области в этом плане уже почти нет рабочих ресурсов, а инвесторы по-прежнему приходят. Уверен, что на уровне Новосибирской области это все тоже можно организовать.

— Есть мнение, что препятствия бизнесу отчасти связаны с коррумпированностью чиновников. Москву это тоже не обошло стороной, тем не менее, она считается территорией опережающего развития.

— Безусловно. Но не только это. Свою роль играет и косность мышления, местечковость. В Подмосковье тоже этого хватает, но все подчиняются слову Воробьева. (губернатор Московской области – «КС») Да, к примеру, та же Балашиха может что-то колупать, или администрация города Сергиев Посад что-то свое «копошить», но при этом соблюдать генеральную линию – привлечение инвестора и создание условий для бизнеса. Работу столичной власти на данный момент я оцениваю на «отлично», а недовольные – они всегда найдутся.

У Новосибирска тоже есть перспективы: здесь хорошее образование, достойная медицина, развитая транспортная система, в том числе, крупный авиаузел – аэропорт Толмачево с разветвленной маршрутной сетью, у города есть все необходимые ресурсы для успешного развития. Главное, суметь ими грамотно воспользоваться.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона. Для корректной работы приложения требуется выключить в настройках in app browser.
 КОММЕНТИРОВАТЬ
 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ