«Безлимит» в Интернете – стоит ли хоронить его раньше времени?

Когда «КС» несколько месяцев назад писал о том, что разница между проводным и беспроводным Интернетом становится все меньше, редакция не могла предположить, что сближение примет такие формы. И когда в сети появилась новость о том, что «Ростелеком» с начала июля вводит месячный лимит трафика, при превышении которого скорость «режется» до 64 кбит/сек, пользователи сразу же в это поверили. Раньше сотовые операторы догоняли проводных, теперь наоборот – полгода назад «Большая тройка» и Tele2 почти одновременно отказались от безлимитных интернет-тарифов. И теперь того же логично ожидать и от «проводников». Но стоит ли? Об этом — в материале «КС».

Яровая как вынужденная мера, или как удобный повод?

1 июля можно считать символичной датой. Она обозначает не только середину года, но и как ровно 12 месяцев до вступления в силу нашумевшего «закона Яровой». И это делает шаг «Ростелекома» последовательным в глазах аудитории: если людей обязали ставить счетчики на воду – потребители стали ее экономить, власти обязали хранить трафик – научим абонента экономить трафик. Вынужденная мера, не более того. И в обсуждении новости, которая в считанные часы распространилась очень широко, это было одной из двух основных версий.

Согласно второй версии, закон Яровой – это скорее повод, чем причина. Пусть и не самый приятный, но повод. А причина заключается в том, что провайдерам просто некуда расти. Новых потребителей взять неоткуда, ARPU (доход с каждого абонента — «КС») продолжает скользить вниз, расширение ассортимента услуг может этот процесс притормозить – но надолго ли? А расходы возросли – и возросли значительно. Какой из этого может быть выход? Пойти по пути сотовых операторов – почему бы и нет?

Мало кто из участников обсуждений сомневался в том, что безлимитным тарифам в России остались считанные месяцы. Имея перед глазами пример мобильных операторов, было гично предположить, что «проводники» также не станут отставать друг от друга. И кто-то даже начал представлять, какими будут тарифы на ШПД Интернет в скором будущем: огромный выбор предложений, бонусов, спецпредложений. Возьмите пакетные линейки от операторов сотовой связи, бонусы вроде переноса остатков или удвоения пакета – вот примерно такая картина рисовалась абонентам. Разнообразие, конечно, будет пошире – «проводников» все-таки побольше, чем поставщиков мобильного интернета, и предложений у них тоже больше. Но никто уже не предложит ставший абонентам таким родным безлимит. На отдельные категории (соцсети, определенный контент) – можно. Но «на все» – уже нет. И цены поднимутся. Без этого никак.

Какой из этих вариантов можно считать правильным? Никакой. Настоящая причина оказалась куда дальше от «теории заговоров» – борьба с «фродом».

«Сам себе провайдер» – как таким перекрыть кислород?

«Фродом» операторы связи называют недобросовестное использование сетей. Конкретно – перепродажу трафика.  Вот что по поводу нашумевшей новости сообщил «КС» директор по работе с массовым сегментом МРФ «Сибирь» ПАО «Ростелеком» Александр Бойкиня: «Мы не планируем изменять принципы тарификации на безлимитных тарифных планах. Интернет для наших абонентов был и остается безлимитным, никакого ограничения трафика нет. Исключением являются абоненты – физические лица, незаконно использующие наш трафик, предоставляя платный доступ в Интернет другим людям и организовывая внутридомовые сети с перепродажей трафика. Использование абонентских – не операторских – подключений для оказания услуг доступа в интернет другим пользователям, не только нарушает условия договора, но и создает очаги локальной перегрузки сети, от чего теряется качество предоставляемых услуг и могут пострадать наши абоненты. Современные средства мониторинга позволяют нам выявлять подобные случаи довольно оперативно, поэтому таких прецедентов становится значительно меньше».

Что говорит в пользу такой версии? Для начала – размер месячного лимита трафика, озвученный в той самой новости: он составил 1 терабайт. «Сколько людей сможет в России потреблять такой объем данных на протяжении месяца? – задается вопросом генеральный директор информационно-аналитического агентства TelecomDaily Денис Кусков. – Даже если скачивать видео в UltraHD качестве, придется не работать, не спать, не есть, а только скачивать и смотреть».

Стоит оговорить, что один абонент – это далеко не всегда один пользователь. Если даже взять B2C-сегмент, на одном подключении могут висеть 2-3 ПК и ноутбука, SmartTV, несколько гаджетов, работающих через Wi-Fi – но даже им выкачать целый терабайт в течение месяца вряд ли по силам. Но если число пользователей идет на десятки…  «Средний потребитель «на проводе» потребляет порядка 20 Гб в месяц (не в день) и чтобы 1Тб выкачать – это надо сильно постараться. Но зато находятся умельцы, которые продают этот трафик по мини-офисам,расположенным на первых этажах жилых зданий, в результате операторы теряют прибыль», – продолжает Денис Кусков.

Такую точку зрения разделяет и коммерческий директор B2B-провайдера «Авантел» Антон Павлушин. По его мнению, даже таким активным пользователям, как онлайн-геймеры или стримеры, подобная инициатива ничем не грозит: «30 Гб в сутки (для домашнего пользователя), причем каждые сутки – весьма солидный объем. Чтобы потребить его, надо посвятить себя просмотру HD-видео, причем нарочно качать файлы исключительного качества. В сервисах вроде Steam или YouTube расход трафика ниже на порядок, накачать 30 Гб очень сложно, разве что если задаться такой целью.Получаем, что выбрать такой объем смогут разве что люди, использующие канал не для личных целей – так они как раз и нарушают правила пользования сетью».

«Страховка-ограничение используется всю историю существования сетей связи – продолжает Антон Павлушин. – Самостоятельная операторская деятельность на канале другого провайдера незаконна. Запрет на подобные вещи есть во всех договорах на услуги связи. Прежде всего, в зоне риска телефонные операторы – у них высокие расходы на сеть, высокие цены на звонки, особенно зарубежные, на роуминг, на межоператорское взаимодействие. Телефонные тарифы прямо прописаны в законах РФ. Поэтому именно телефонные операторы первыми прописывают в договорах лимиты.Во второй группе домовые операторы – проводной Интернет дешевле сотового, но абонентов много, работу сети сложно контролировать. Злоупотребления в B2B – это попытки, например, администраций бизнес-центров купить у оператора интернет-канал на общих правах и раздавать его своим арендаторам. Для «Авантела» арендаторы оказываются в «слепой зоне», без сервиса и технической поддержки. Качества связи самозваный «оператор» тоже обеспечить не может. Ситуация неудобна всем, но исправима. «Авантела» и корпоративных провайдеров это касается в меньшей мере. Бизнес-абоненты прозрачнее, число их меньше».

Против версии «идем мобильным путем» говорит и то, что «Ростелеком» не стал выставлять никаких дополнительных предложений: нет даже возможности увеличить пакет трафика в стиле «Доплатите и пользуйтесь дальше». Выходит, что это и в самом деле борьба с нелегалами – не более того.

«Подобные методы борьбы с недобросовестными абонентами не новость, – подчеркивает технический директор ООО «Новотелеком» Сергей Афонин. – Можно почитать условия оказания услуг образца 2007 года. Однако в 2007 году альтернатив для выявления и отключения таких недобросовестных абонентов не было, сегодня можно реализовать гораздо менее драматичный способ противодействия».

Впрочем, не все операторы считают, что «Ростелеком» поступил корректно. «На наш взгляд, ограничение абонентского трафика – это несовременная мера, поэтому если «Ростелеком» действительно борется с «перепродажниками», то для этого можно было принять более точечные меры, а не ограничивать всех абонентов», – уверен генеральный директор «Сибирских сетей» Александр Шиляев.

А как поступят другие операторы?

Еще одним предметом обсуждения нашумевшей новости, помимо причин, были возможные последствия. Большинство читателей сошлось на том, что за «Ростелекомом» последуют все остальные провайдеры – ссылаясь опять же на опыт «мобильной четверки». Но и этот вопрос достаточно спорный.

В отличие от сотовых операторов, среди «проводников» подобные инициативы не обязательно оказываются единодушными – просто в силу того, что их, провайдеров, больше, и они разные. Даже если эта инициатива исходит от «Ростелекома». Такого, чтобы все услуги оказывали четыре крупные компании, в проводном Интернете нет – ситуация сильно разнится даже в рамках одного Федерального округа. В Омске, например, основную часть рынка контролируют федеральные операторы, в Кемерово, напротив, первое место остается за местными, а Новосибирск, как и на карте, занимает промежуточное место между ними. Вероятность того, что все они в короткие сроки договорятся принять такие, мягко говоря, непопулярные меры, крайне мала. А сделать это нужно всем сразу, иначе абоненты «инициативников» станут уходить к тем, кто не станет спешить с подобными шагами.

И все же – могут ли эту инициативу поддержать другие участники рынка? По мнению Дениса Кускова – да, теоретически могут, но далеко не все, просто потому, что не для всех этот вопрос является актуальным. Сами операторы на такой вопрос отвечали практически одинаково: у нас ограничений не будет. «Абоненты, как и прежде, смогут выходить в сеть интернет на стабильно высокой скорости в зависимости от выбранного тарифа. Никаких ограничений по достижению порога потребленного трафика нет», — заверяет заместитель директора филиала по B2C филиала «ЭР-Телеком Холдинга» в Новосибирске Александр Клемашев.

«Если учитывать, что до принятия закона Яровой остался всего один год, то этот срок можно назвать маленьким для внедрения масштабных изменений, – дает свою оценку Александр Шиляев. – На сегодня у нас по-прежнему нет конкретики, но есть понимание, что действовать нужно в интересах абонентов, поэтому менять мы ничего не планируем».

«Никакого отказа от безлимита не будет, ничего не изменится – комментирует ситуацию в B2B- сегменте Антон Павлушин. – Насколько нам известно, «стопроцентного» безлимитного Интернета в сотовых сетях никогда и не было – был безлимит с оговорками, гласными или негласными. В целом долгосрочная тенденция не изменилась – каналы медленно, но дешевеют, это касается всех видов Интернета. Сам Интернет дешевеет, но абонентская плата может оставаться прежней по двум причинам: либо цена не меняется, но растет ширина каналов, либо в абонплате увеличивается доля оплаты качества сервиса, а цена самого мегабита, наоборот, снижается. B2B давно ушел от подсчета байтов. Сегодня бизнес платит не за канал и не за трафик, а за сервис. Мегабиты безлики, а обслуживание – нет. По крайней мере, мы продаем именно сервис, а не мегабиты. Да, тарифы у нас и прочих B2B-операторов еще опираются на ширину канала, но она лишь должна показать, насколько велика компания и какого объема и качества обслуживание ей нужно. Как и все провайдеры, мы ведем мониторинг загрузки сети, без этого невозможно построить экономику и тарифы».

Вместо послесловия

Когда готовился этот материал, нашумевшая новость перестала открываться в ленте «Ростелекома» и сейчас доступна только в архиве. Оферта на момент публикации еще доступна для скачивания, а в группах «Ростелекома» в социальных сетях по-прежнему идет ее обсуждение.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона. Для корректной работы приложения требуется выключить в настройках in app browser.
 КОММЕНТИРОВАТЬ
 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ