«Российская модель здравоохранения – не худшая в мире»

Новосибирскую районную больницу №1, расположенную в наукограде Кольцово, сегодня часто приводят в качестве позитивного примера того, как отлажено должна работать система здравоохранения. Ее штат на сегодня полностью укомплектован врачами, а помимо комплексной диагностики в больнице действуют два отделения реабилитации и паллиативной помощи. Корреспондент «КС» побеседовала с бессменным главврачом больницы ВЛАДИМИРОМ БЕСПАЛОВЫМ о том, как повлиял кризис на сферу здравоохранения региона, насколько результаты диспансеризации в Кольцово отличаются от областных, и почему не нужно отдавать частным клиникам госзаказы.

«Приучить людей заниматься здоровьем крайне сложно»

Владимир Сергеевич, как вы оцениваете итоги программы диспансеризации в 2016 году на базе Новосибирской районной больницы №1 (далее – НРБ №1)? Какова структура заболеваний жителей Кольцово?

 В рамках программы в 2016 году мы выполнили план на уровне 86%. Не 100%, министерство здравоохранения нас за это журит (улыбается), однако я ставил своим коллегам задачу не количества, а именно качества. На текущий момент НРБ №1 обслуживает не только поселок Кольцово, но также муниципальные образования Барышево, Новолуговое, Плотниково, Раздольное и Первомайский район. К нам прикреплены в общей сложности более 43 тыс. человек. Из них жители Кольцово – порядка 18 тыс.

Если говорить о структуре заболеваний, то в Кольцово она значительно отличается от общегородской. Что, в общем-то, логично: более 35% населения поселка сегодня – это молодые люди до 30 лет. Как следствие, рождаемость у нас самая высокая по области – 15,4% и при этом самая низкая смертность населения — 4,9-5,1%, это ниже областных показателей в два раза. Естественный прирост населения в поселке от года к году – 10%, по области – около 0,5%.

Поэтому, относительно диспансеризации, была поставлена задача качества. В результате, нам удалось выявить 15 случаев диабета и 6 случаев онкозаболеваний на ранних стадиях. У нас и запущенных заболеваний меньше, чем по области – 22%.

Здравоохранение отвечает за своевременную диагностику и правильное лечение. За рождаемость, заболеваемость и смертность населения ответственность разделена между целым рядом сфер. Например, если человек заболел туберкулезом, это вина не медиков, это и исторический фактор, и плохие условия жизни, экология, питание. Поэтому конечный результат нашей работы в целом – это раннее выявление заболеваний и их правильное лечение.

Насколько актуален вопрос проведения диспансеризации, на ваш взгляд, в разрезе темы продления пенсионного возраста?

— Я считаю, что он напрямую с ней связан. Что мне не нравится? Психология человека такова, что пока что-то не заболит, он не пойдет к врачу. И приучить людей быть здоровыми, вовремя заниматься собой крайне сложно.

10_NRB1_2013Проведение диспансеризации – государственная задача, цель которой – продление  трудоспособного возраста населения. Женщины в возрасте с 55 до 63 лет и мужчины с 60 до 65 лет – грамотные специалисты, еще трезво смотрящие на происходящее, возможно, где-то уже более медлительные, но от этого не менее профессиональные. И своевременное проведение диспансеризации, по сути, это продление жизни людей. Вот в чем дело. В Кольцово, в частности, для проведения качественной диспансеризации сегодня есть все необходимые условия.

К слову о госпрограммах – как вы относитесь к обсуждаемой сейчас инициативе отдавать часть заказов Министерства здравоохранения частным медицинским учреждениям? Государственные поликлиники не справляются со своими задачами?

— На мой взгляд, никому госзаказы отдавать не нужно. Довольно много врачей сегодня проходят практику в государственных медучреждениях, получают навыки и опыт, а затем уходят в частную медицину. И получается, что одни из лучших кадров отрасли сидят в частных клиниках. Но лично я считаю, что если специалист приходит на практику в медучреждение, он должен там и работать.

В Китае, к примеру, в сфере здравоохранения таких проблем нет. Знаете почему? Страховая система там действует иначе: 100 рублей платит государство и 100 рублей – пациент, то есть 50/50. И это логично, потому что многие пациенты сегодня злоупотребляют нашей системой и не ценят того, что имеют. На самом деле, российская модель здравоохранения – не худшая в мире. Показатели у нас достаточно хорошие. Не случайно же раз в несколько лет врачи с российскими корнями, проживающие в США, возвращаются на родину, чтобы подлечить, например, зубы. Все технологии, уровень предоставления услуг у нас идентичны. Только мы почему-то все это делаем в пять раз дешевле.

Частный медицинский бизнес хитрый – он идет туда, где нет экономического риска, где не будет штрафов. Это диагностика, УЗИ, стоматология. Неотложная помощь, туберкулез, онкология, умирающие дети – остаются нам. А бизнес, между тем, снимает миллиардные «сливки» с медицинского рынка. Бюджет здравоохранения Новосибирской области по итогам 2016 года составил порядка 27 млрд рублей, столько же – бюджет частного бизнеса. При этом по объемам оказываемой медицинской помощи он занимает долю всего 4% рынка.

Второй момент, сколько денег не давай здравоохранению, их никогда не будет хватать. Китайцы – мудрые люди и софинансирование в этой области, на мой взгляд, действительно грамотный шаг. Никто не будет вызывать скорую помощь по мелочам или грубить врачам, потому что человек будет в этой самой помощи напрямую заинтересован.

Если инициатива госзаказа все-таки будет введена, к чему это может привести?

— Определенная доля госзаказа сегодня и так выдается частным клиникам. Сегодня частный бизнес занимается профосмотрами, ЭКО. С последним риска вообще никакого нет. Сплошной доходный бизнес – не получилось с первого раза, женщина придет еще. В случае с профосмотрами, если выявляется что-то серьезное, пациента все равно направляют к нам, а сливки кто уже снял за профосмотр? Правильно, частник. Ни гастроскопии, ни гистологии, ни операционных у частного бизнеса  практически нет.

Когда мы женимся и выходим замуж, мы же хотим стабильности на долгие годы? А с частным бизнесом стабильности не получится: не понравилось ему работать с госзаказом – он от него отказался.

Однако мне нравится политика новосибирского минздрава в отношении развития направления реабилитации. Под эти нужды также подключают частный бизнес и активно переоборудуют старые детские дома, что очень важно – это крайне важная ниша для медицины. Именно поэтому мы предложили губернатору Владимиру Городецкому и министру Олегу Иванинскому открыть в НРБ №1 два центра реабилитации – детский для ребят с ДЦП и взрослый – для пациентов после инсультов.

— Ранее на территории Новосибирской области подобных центров не было?

— Да, эти отделения стали первыми в Новосибирской области. По всей стране построены десятки высокотехнологичных медицинских центров. А где восстановление? Реабилитация? Поменяли сустав – и на следующий день выписывают человека, а ему фактически заново надо учиться ходить. Если рассуждать с экономической точки зрения, эта ниша не была занята, и мы предложили Владимиру Филипповичу и Олегу Ивановичу начать с ней работу. Инициатива была одобрена. И в 2013 году были открыты оба отделения.

10_NRB1_1794Аналогичным образом в прошлом году на базе НРБ №1 начали работу два отделения паллиативной помощи. В этой сфере от Запада мы очень сильно отстали. Там порядка 40% бюджета системы здравоохранения занимает именно паллиативная помощь – поддержание тяжелых и неизлечимо больных пациентов.

Я часто наблюдаю картину, когда в стационаре находится 3-4 инкурабельных пациента, которые лежать там не должны. Пусть это звучит жестоко, но им уже нельзя помочь, между тем 3-4 человека, остро нуждающихся в своевременной помощи, мы теряем, потому что их элементарно негде разместить. Именно инкурабельных пациентов должна вести паллиативная служба, со специальными условиями ухода, обезболиванием и практикой малых операций. Нам удалось убедить губернатора и министра, что такие службы нужны Новосибирску. У нас были площади, идеи, люди, и удалось достаточно легко все это реализовать.

«Маленькие больницы не решают больших проблем»

Как отразился экономический кризис на сфере здравоохранения Новосибирской области?

— Прежде всего, он ударил по медицинскому оборудованию. Аппаратуру необходимо обновлять каждые пять лет, или, на крайний случай, докупать какие-то детали. Это очень дорого сейчас. К примеру, ремонт японского гастроскопа Olimpus в среднем обходится в сумму от 500 тыс. до 1 млн рублей.

Как в целом вы оцениваете текущий климат в сфере здравоохранения региона? Какие проблемы стоят наиболее остро?

— Во-первых, до сих пор в Новосибирской области нет детской областной больницы. Маленькие больницы не способны решать больших проблем. Во-вторых, нам очень нужен большой онкологический центр. Очень качественное учреждение данного профиля построено в Алтайском крае, городе Барнауле.

Ровно также в Новосибирской области остановилось строительство перинатального центра. Между тем, тяжелая категория беременных и рожениц со всей области должна сосредотачиваться именно там.

Безусловно, у нас есть и свои достижения. В городе работает мощное учреждение — Новосибирская областная клиническая больница. По многим позициям оно на голову выше других регионов. Стоит упомянуть и «НИИ патологии кровообращения им.    академика Е.Н. Мешалкина», «ННИИТО им. Я.Л. Цивьяна», «Новосибирский научно-исследовательский институт туберкулеза».

К тому же, в Новосибирске, по-хорошему, надо строить поликлиники. Надеемся, проект, о котором много говорится – строительство 7 поликлиник, скоро начнет реализовываться.

Возвращаясь к Кольцово, насколько остро на текущий момент обстоит ситуация с кадрами? Полностью ли укомплектована специалистами НРБ №1? Насколько эффективно реализуется программа «Земский доктор»?

— Сейчас НРБ №1 не испытывает проблем с врачебными кадрами. По программе «Земский доктор» мы приняли более 60 врачей за четыре года. И сегодня 80% специалистов – это люди до 40 лет. Проблема в том, что молодые врачи часто уходят в декрет! (Смеется). Но это жизнь, с этим ничего не поделаешь.

В противовес врачам, есть нехватка медсестер. Штат укомплектован не полностью. В марте-апреле к нам ежегодно приходят на практику до 40 человек, в основном – из Бердского медицинского колледжа и Искитимского медицинского техникума, а затем уезжают. Им негде жить в Кольцово, а арендовать жилье – это  порой слишком накладно.

10_NRB1_2057Поэтому  в 2016 году мы приняли решение и открыли областной филиал медучилища на базе НРБ №1, отобрав для обучения наших же санитарок, живущих поблизости – в Барышево, Двуречье. Думаю, благодаря подобному подходу, в течение 3-4 лет мы закроем потребность в медсестрах.

Тем не менее, проблему с жильем каким-то образом возможно решить? Ведь население того же Кольцово стабильно увеличивается.

— В прошлом году мы приняли 9 врачей по программе «Земский доктор». Полученные согласно ее условиям по 1 млн. рублей на приобретение жилья специалисты положили в банк под депозит, что логично — на эту сумму квартиру купить невозможно. Ранее в Кольцово действовала отличная программа, которую запустили в 2001 году – субсидирование покупки жилья в наукограде для молодых специалистов. При этом заключался контракт, согласно которому необходимо было отработать в течение пяти лет в НРБ №1. Таким подходом удавалось удержать молодых специалистов.

В прошлом году я попытался напомнить Николаю Григорьевичу Красникову (мэр наукограда Кольцово. – «КС») об этой инициативе. К примеру, можно было бы оказать помощь в рефинансировании кредитной ставки или выделить субсидию на выплату процентов. Глава, конечно, эту инициативу разделяет, но средств на нее, тем не менее, в бюджете наукограда не находится.

Понятно, что бюджет наукограда, как и области, «лихорадит», а «хотелок» по-прежнему много. Однако важно помнить, что кадры – это наше все. Наше настоящее и будущее. Именно поэтому, на мой взгляд, сегодня нужно как можно больше средств вкладывать в их развитие.

Почему на ваш взгляд, в Кольцово сегодня не идет крупный бизнес?

— Это проблема не Кольцово, а страны в целом. Зарубежные инвестиции в Россию идут неохотно. Имеющиеся иностранные игроки фармацевтической отрасли все «осели» в Московской области. Чтобы вкладывать, нужно понимание, во что вкладывать, а крупные производства сейчас никто не строит. Тот же «Катрен» возводит на въезде в Кольцово со стороны Академгородка офисное здание, не производственный корпус. Во второй очереди Биотехнопарка также ничего масштабного не запланировано. Объем валового продукта в Кольцово ранее стабильно держался на уровне 15-17 млрд рублей, сейчас – 11,7 млрд рублей. В общем, на мой взгляд, наукоемких производств сегодня в наукограде фактически нет, не те масштабы.

Владимир Сергеевич, резюмируя нашу беседу, поделитесь планами. Предусмотрено ли обновление или расширение мощностей НРБ №1 в соответствии со стратегией социально-экономического развития наукограда Кольцово до 2030 года?

— Для Кольцово на текущий момент мы ставим задачу строительства многопрофильного медицинского центра. На данный момент у нас зарезервировано 5 га земли под строительство больничного комплекса рядом с действующей больницей. Новая поликлиника позволит решить проблемы для семей, прежде всего, с маленькими детьми и обеспечит для них более комфортные условия.

Если говорить в целом, то понимание, как выстраивать структуру здравоохранения, на сегодняшний день у нас есть, и у НРБ №1 это неплохо получается. Поэтому мы, безусловно, продолжим свою работу, и будем постоянно совершенствоваться.

Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона. Для корректной работы приложения требуется выключить в настройках in app browser.
 КОММЕНТИРОВАТЬ
 
 
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ