Анатолий Быков: «Политика со мной никак не может завязать»

Красноярский бизнесмен и политик АНАТОЛИЙ БЫКОВ дал интервью «Континенту Сибирь», в котором рассказал, почему у него не получается «завязать» с политической деятельностью. Конечно, в разговоре трудно было обойти тему сентябрьских выборов и взаимоотношений лидера красноярских «Патриотов России» с нынешним губернатором края Виктором Толоконским. «КС» попытался выяснить, можно ли, и на каких условиях, достичь смягчения политического противостояния на территории края. Также Анатолий Быков поговорил с корреспондентами редакции о своем личном знакомстве с Дональдом Трампом.

«Мы не можем жить за счет теневой экономики»

— Анатолий Петрович, вы перестали быть депутатом краевого Законодательного собрания в сентябре этого года. На чем вы сосредоточились, чем теперь в основном занимаетесь? 

— Я работал не только депутатом, но и занимался бизнесом, самым разным, в том числе, в сфере сельского хозяйства и медицины. Помимо этого, меня волнует социальное направление, развитие физкультуры и спорта на территории Красноярского края. Хотя я оставил законотворческую работу, на самом деле, кажется, что из депутатов не уходил: как шли ко мне письма, так и идут, как поступали звонки, так и поступают, как люди ко мне обращались, так и обращаются. Так что некогда скучать.  

Но я посмотрел со стороны на 20 лет, которые отдал депутатству. Недавно в Красноярске отпраздновали юбилей городского совета. «Блок Быкова» побеждал три раза. Это о многом говорит. Мы выигрывали, хотя не связаны с административной системой  только со своим избирателем. 

— Вы как-то обещали уйти из политики. После неудачного выступления «Патриотов России» на выборах в заксобрание Красноярского края в сентябре этого года снова появилась информация, что завяжете с политикой.  

 Не могу завязать с политикой по одной простой причине — политика со мной никак не может завязать. Но при этом, политическая увлеченность не мешает мне заниматься социальными проектами. Двадцать лет исполняется моему фонду «Вера и Надежда». Мы создали первый частный детский дом в России. Продолжаем развивать детский спорт, занимаемся организацией детского фестиваля «Прекрасное далеко». Я не оставляю этой деятельности, несмотря на погруженность в политику.  

Хотя о политике в России говорить трудно. Заботиться исключительно о своем благе, к чему, к сожалению, стремится большинство — это вовсе не политика… Красноярский край — богатейший регион, живет в очень сложных условиях. Его разрушают целенаправленно. Я не о Викторе Александровиче (Толоконском — «КС») сейчас говорю, это не при нем началось. Я не боюсь заявить, что 20 лет край сознательно разрушают. Он никогда не был дотационным регионом, всегда был донором. Сегодня он находится в тяжелейшем состоянии. Госдолг достиг ста миллиардов рублей.  

 Понятно, что такой большой государственный долг — это плохо, но проблема актуальна не только для Красноярского края. 

 В нашем крае не может быть такого госдолга. Наш регион — одна из главных опор развития экономики страны. Но за последние два года госдолг вырос практически в два раза.  

Я хочу дать полную оценку политической ситуации не только в Красноярском крае, но и в России. Посмотрите, как проводятся выборы… Если люди, которые приходят в политику, просто будут служить своей стране, за пять лет государство расцветет. В России не может быть кризиса, ответственно вам заявляю. Мы вывозим за границу все, начиная от ресурсов, молодежь выезжает, умы утекают из науки. Страну покидает средний бизнес. Мы построили колонию, которой сегодня не управляет руководство РФ.  

— Вы видите какие-то пути выхода из этой ситуации, какие у вас есть идеи, если говорить конкретно об экономике Красноярском крае?  

— Для того, чтобы мы жили совершенно по-другому, нужно сделать следующее. Прежде всего, любить свой народ, любить свою землю и дело, которым занимаешься. Политическая ситуация сказывается и на экономике края. Если исполнительная власть выбирает под себя законодательную, мы видим результат. За 20 лет в Красноярском крае попилили на металлолом 90% промышленности. Людям, оставшимся без работы, пришлось идти торговать на базары, кто-то спился… В самом начале 90-х, когда начал развиваться приватизационный бизнес, к нам хлынули со всего мира покупатели заводов, газет, пароходов. Если бы мы тогда правильно распорядились своим богатством, мы бы жили иначе. Но властьпридержащие хотели получить быстрые деньги. Вот как началось мое противостояние с московскими людьми — Борисом Березовским, Анатолием Чубайсом… Я был депутатом, возглавлял комитет по промышленности, транспорту и энергетике. И стоял на пути людей, которые хотели за три копейки забрать наше богатство. В свое время Алексей Косыгин создавал на территории Красноярского края КАТЭК (Канско-Ачинский топливно-энергетический комплекс), Канско-Ачинский бассейн. Я изучил программу и понял, что это единственный путь развития экономики Красноярского края. И тогда начал проводить политику объединения промышленности: угольные разрезы, энергетику, металлургию и крупнейшие градообразующие предприятия. Люди, близкие к Ельцину, стали возмущаться. Потому что они уже между собой поделили, кому достанется энергетика, кому металлургия, кому уголь. А тут какой-то Быков. Тогда я стал врагом номер один: кого только ни присылали бороться со мной… 

Но все-таки я вижу потенциал развития экономики края. Нужно создавать рабочие места, производственные парки. Нужны новые, современные заводы. Стоит развивать легкую промышленность. Артерии жизни экономики — это дороги. Как их построили в советское время, так до сих пор по ним и ездим. Сегодня все трасы загружены машинами, Красноярск закупорен, он состоит из пробок 8-9 баллов. А это усугубляет ситуацию с выбросами. Вы слышали, наверное, про наше «черное небо».  

— Есть мнение, что нужно иметь светлые мысли в голове, и оно развеется…  

— Мне кажется, супруга губернатора пошутила, она умная женщина. Не думаю, что она это сказала со злым умыслом. А Виктор Александрович (Толоконский — «КС») посоветовал потерпеть: ветер подует и развеет черное небо. Но на него вину перекладывать не стоит, не при нем это случилось: развязки, дороги, мосты не строили.  

Мы не можем жить за счет теневой экономики и за счет торговли сырьем. Мы много говорим об амнистии капитала, но никто по-настоящему не работает над тем, чтобы финансовые потоки были направлены не из России, как последние 20 лет, а внутрь страны. Для того, чтобы это произошло, бизнесу нужны государственные гарантии, что его не лишат капитала. Но если бизнес поверит государству, потоки развернутся. Если градообразующие предприятия будут платить налоги, которые останутся на территории Красноярского края, поверьте, у нас не будет такого государственного долга. Край может быть самодостаточным. Но для этого нужна воля, решительность, характер, важно не просто говорить на всех мероприятиях одно и то же, необходимо требовать результата со своих подчиненных.  

«Лучше останусь простым учителем физкультуры, которому образование дала жизнь» 

— Вы говорите, что готовы сотрудничать с властью, помогать ей. И с предыдущими губернаторами, по вашим словам, вы не отказывались работать. На первом этапе получалось с Виктором Толоконским установить стабильные отношения… 

— Мы давно знакомы с Виктором Александровичем. И я ему сразу обещал: если будет во благо работать, буду ему помогать. Команды предыдущих губернаторов были заточены под работу в интересах норильской группы. Я говорил Толоконскому: нужны люди, которые могут созидать. Он соглашался со мной, но продолжает двигать вперед тех, кто ни на что не способен. Виктор Александрович — опытный человек, был мэром, губернатором, полпредом, он быстро изучил Красноярский край. Все могло быть лучше, если бы он применял свои знания….  

— При каких условиях у вас с Виктором Толоконским и его командой может быть налажен диалог? Ведь конфликты негативно сказываются на крае, наверное, они не лучшим образом отражаются и на вашей социальной деятельности, вернее, на потенциальных возможностях.  

— Личных отношений у нас никогда уже не возникнет. В государственных делах…Я ему предлагал идеи развития экономики Красноярского края. Я приходил к нему и говорил, что определенная компания готова вложить 500 миллионов рублей в промышленность, строить заводы, промпарки. Он ни в чем мне никогда не отказывал, но дело не двигалось. Со мной нельзя так поступать, я уважаю себя. Я помогал Виктору Толоконскому в развитии краевого спорта. Мне не нужны награды или должности. Это моя земля, я хочу, чтобы на ней жилось хорошо. 

Проблема не только в Красноярском крае. Ну не может наша страна жить за счет двух труб — газа и нефти. Но запад хочет, чтобы мы только этим занимались. Нельзя игнорировать опыт развитых стран: бюджет складывается из развития малого и среднего бизнеса. А нас волнуют цены на нефть, на газ, на металлы.  

У меня нет диплома экономиста. Меня иногда спрашивают, почему я не защищаю диссертацию, например. А мне нравится, когда ко мне приходят академики за советом. Лучше останусь простым учителем физкультуры, которому образование дала жизнь.  

Почему главная валюта — доллар, евро? В царское время был золотой рубль. Я предлагаю его вернуть, и продавать энергоресурсы только за золотой рубль. Экономика зашевелится, в течение пяти лет все изменится. Американцы включили печатный станок, завалили нас зелеными бумажками. Когда-то ведь доллар стоил 66 копеек, а что изменилось? Нефть мы как вывозили, так и вывозим. Все завязано на политике. Почему-то наши телеканалы освещали выборы в США больше, чем наши собственные выборы в России. Какой канал ни включи  гадают, кто победит. Хотя я больше восьми месяцев назад сказал: Трамп станет президентом. Я его лично знаю. Но дело не в этом. Теперь все пытаются понять, какую политику он будет вести. Давайте не будем гадать, давайте вернемся к России и подумаем, почему наша страна — самая богатая, а люди так бедно живут? Поставим вопрос, начнем искать причину. А когда разберемся, тогда посмотрим на соседа. Как можно учить кого-то, когда в собственном доме бардак?  

— При каких обстоятельствах состоялось ваше знакомство с Дональдом Трампом?  

— В 90-е годы я много времени проводил в Америке. Наши офисы располагались по соседству, через два дома. Ребята нас познакомили. Он вел строительный бизнес. Я тогда занимался алюминиевым заводом, и я предлагал ему построить завод по переработке алюминия. Так ни до чего мы не договорись, но познакомились. Он тогда подарил мне галстук. Я говорил, если победит на выборах, я его достану. Вот, достал.  

Трамп — деловой человек, который серьёзно занимался бизнесом. Два раза опускался, два раза поднимался. Это не просто так. Он знает законы предпринимательства, с ним не получится играть в кошки мышки.  

«Продолжим бороться цивилизованными методами» 

— Какие шаги вы собираетесь предпринять, чтобы реанимировать позиции «Патриотов России» после неудачных выборов в краевое заксобрание?  

— Мы работаем над этим. Даже написали президенту, отдали в полпредство свидетельства о нарушениях на выборах, с видеозаписями. С избирательных участков пропало 30 печатей, но никто не доложил в ЦИК об этом. Пока мы не получили ответа.  

Год назад, два года назад мы выигрывали у «Единой России» в Красноярске. А сейчас не выиграли ни одного округа. Я не глупый человек, 20 лет занимаюсь политикой. Так не бывает. 

— Может быть, за это время изменились настроения людей. Вы исключаете, что сказалась ситуация в общественном, экономическом пространстве?  

— Ладно, другой пример. Маленький город Назарово, где мы устанавливали рекорд — из десяти одномандатных округов выиграли десять и набирали по партийному списку 57 процентов. ЕР доставалось 19%. А сейчас мы не получили ничего. Не может этого быть. Я лично в Октябрьском районе в семь раз получал результат выше, чем ЕР. В сентябре наш кандидат в этом районе проиграла с большим отрывом.  

— Выборы в горсовет Красноярска пройдут в 2018 году? Вы готовитесь?  

— Да, руки мы не опустили, продолжим бороться, используя цивилизованные методы. В этом году у нас победу забрали, но мне поступили тысячи писем и звонков от людей, которые говорили, что голосуют только за меня. Виктор Александрович возглавлял списки ЕР в Красноярском крае, активно участвовал в кампании. Я не раз говорил: если он пойдет в законодательное собрание или в Госдуму, я при всех извинюсь перед ним. Но после выборов он отказался от мандата. Я считаю этот поступок политическим мошенничеством. 

— Расскажите о ближайших планах регионального отделения «Патриотов России». Собирается ли организация участвовать в местных выборах? На каких принципиально важных для вас кампаниях будут сосредоточены усилия?  

— «Патриоты России» будут участвовать во всех выборах на территории Красноярского края, в малых городах — Минусинск, Назарово, Норильск. Но важно, чтобы законодательство работало в правильном направлении. Чтобы выборы были выборами, а не назначениями, как сейчас происходит зачастую… 

Общественность уже не верит никому — ни региональной власти, ни главе федерального правительства. И — что очень опасно — начинает об этом заявлять вслух. В огромной России всего тридцать процентов избирателей приходят на выборы. Партия власти, по сути, организация, за которую проголосовали всего 12%. Плакать надо, когда видишь, что Государственная дума Российской Федерации стоя аплодирует результатам выборов президента чужой страны. У меня иногда создается впечатление, что Россия стала 51-м штатом США…  

— Несмотря на разочарование, вы все же вы говорите, что из политики не уйдете. И строите планы на разворачивание кампании «Патриотов России»… 

— Простые люди говорят, что не ходят голосовать, так как не хотят в спектакле участвовать. Но мы пытаемся что-то изменить, поддерживаем народ. Проблема в том, что многие до дня выборов даже не знают кандидатов. Если бы я мог принимать такое решение, я бы сделал так, чтобы сто процентов избирателей ходили на участки голосовать.  

— Обязали бы?  

— Обязал бы. Пусть учатся, пусть несут ответственность. Ведь мы выбрали мэра и забыли на пять лет о нем. Мы должны вместе работать, показывать слабые места управления городом, помогать, подсказывать. Семьдесят процентов горожан не должны оставаться в стороне.  

— Мэра Красноярска уже не выбирают. 

— По Конституции у нас есть право выбирать и быть избранными. Но его отняли. Я скажу почему — из-за таких, как Быков отменяли выборы губернатора. И приняли специальный закон, чтобы ограничить меня в избирательных правах. Потому что я завишу только от господа Бога. А не от чиновников.  

— У «Патриотов России» есть свое видение насчет кандидатуры будущего мэра? Или вас устраивает Эдхам Акбулатов 

 Акбулатов не справляется. И команда у него слабая… Есть отдельные специалисты, которые что-то могут, стараются делать, но им не дают. Предыдущую команду, собранную Петром Пимашковым он разогнал, пришли случайные люди. Если появится подходящая кандидатура на пост мэра, мы поддержим. Мы всех в Красноярском крае знаем с пеленок. Главные критерии: уметь работать, знать, что такое хозяйственная деятельность, любить город и свой народ.  

— Имена рано называть?  

— Рано пока еще пугать. 

— У вас были сложные отношения с бывшим губернатором Красноярского края Александром Лебедем. Ему был установлен памятник, что предваряли бурные обсуждения. Как вы относитесь к этой идее?  

— Я нормально отношусь к установке памятника. Все-таки он был губернатором, которому на самом деле я помог занять этот пост. Военный, генерал… Наши взаимоотношения не имеют значения в данном случае. Он возглавлял край, работал. Плохо, хорошо — это вопрос второй.  

— Каким еще личностям с вашей точки зрения можно было бы установить памятник в Красноярском крае?  

— Я за тех, кто оставил позитивный след в истории нашего субъекта Федерации, я за созидателей. В советское время были достойные руководители Красноярского края. Павел Федирко, например. Были люди, при которых развивались и спорт, и здравоохранение, и культура, и образование, и сельское хозяйство. Я считаю, что мы должны поощрять таких личностей при жизни. Но для этого нужно иметь волю, мужество. Не все могут сказать, что определенный человек заслуживает уважения. Особенно ревностное отношение к тем, кто идет не в ногу с властью.  

 Раньше довольно много внимания и в общественном пространстве, и в СМИ уделялось теме столичности. В частности, за этот статус боролись и Новосибирск, и Красноярск. Как вы считаете, у какого города больше потенциала в этом смысле? По каким параметрам это можно оценить?  

— Я думаю, что борьбы быть не должно. Если уж дается оценка, то нужны конкретные критерии — качество дорог, медицины, образования. И исследования должны проводить независимые группы. С другой стороны, у нас ведь есть одна столица, есть региональные столицы. Центр Сибирского федерального округа почему-то расположен в Новосибирске, где все руководство работает. Я бы не стал выделять какой-то город, регион. Сибирь одна. Без нее не может быть экономического возрождения России. Сибиряки спасли во время Великой отечественной войны Москву. Это о многом говорит. Я знаю, что именно в Сибири живут люди, которые не боятся встать и сказать свое слово. 

Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона. Для корректной работы приложения требуется выключить в настройках in app browser.
 КОММЕНТИРОВАТЬ
 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ