Елена Гончарова: «Эмоции – плохой советчик для аудитора КСП»

Руководитель Контрольно-счетной палаты Новосибирской области ЕЛЕНА ГОНЧАРОВА в интервью «КС» об итогах проверки Академпарка, ненужных в работе эмоциях и проценте успеха в оспаривании проверок аудиторов.

Корреспондент «КС» встретился с Еленой Гончаровой в те дни, когда в стенах заксобрания Новосибирской области горячо обсуждались итоги проверки работы Академпарка аудиторами Контрольно-счетной палаты. С обсуждения этой темы и начался наш разговор.

– Что показала проверка Контрольно-счетной палаты – насколько эффективна работа Академпарка?

 –  Проверка была очень непростая – по ее итогам получилось два больших акта и итоговое заключение. Аудитор оценил управление акционерным обществом со стороны собственника — Новосибирской области и органов управления самого общества, рассмотрел основные показатели деятельности и наиболее значимые хозяйственные сделки Академпарка. Заключение было рассмотрено на расширенном заседании коллегии палаты, на которое были приглашены руководители всех причастных организаций, а также депутаты. Самым сложным при обсуждении было определение – эффективна ли работа технопарка, и почему Академпарк убыточен. Согласно бизнес-плану, утвержденному в 2012-м году, Академпарк должен был получить прибыль еще в прошлом году. Однако этого не произошло. Наш анализ показал, что получение прибыли планировалось за счет сдачи в аренду помещений третьей башни технопарка, строительство которой предполагалось вести с использованием бюджетных средств. Фактически бюджетные средства на третью башню не выделялись, она строится на средства частного инвестора и доходов Академпарку приносить не будет. Сейчас Академпарк планирует выйти на безубыточность к 2017 году за счет постепенного повышения арендной платы. В ходе нашей проверки было принято решение актуализировать бизнес-план с учетом новой ситуации. Но получение прибыли от аренды пока не планируется, прибыль приносят другие сделки Академпарка. Например, продажа земельного участка для строительства многоквартирного дома.

– Помимо аренды площадей рассматривались ли другие направления деятельности Академпарка?

– Мы также рассматривали проект по созданию коттеджного поселка «Горки Академпарка». В рамках строительства предусматривалось, что в поселке будет построено 278 домов и квартир, из них 200 должны были быть проданы резидентам технопарка по себестоимости, а еще 78 – нерезидентам по рыночной стоимости. За счет продаж домов нерезидентам планировалось получить прибыль. Но наша проверка показала, по многим проданным квартирам расходы превышают доходы, причем, как для резидентов, так и для нерезидентов. Как в этом случае вытянуть проект на рентабельность – большой вопрос. Но проект еще не завершен, и Академпарк считает, что его итогам все же удастся выйти на прибыль. Хотя для этого потребуется либо заметно поднять цену жилья либо сократить издержки.

– Рассматривалась ли вами продажа части помещений компании OcsiAl в Академпарке?

 – Да, эта сделка была одним из основных вопросов, поставленных депутатами. Губернатор также поручил провести экспертизу стоимости задания, и учреждение судебной экспертизы увеличило оценку цены здания на 11%. Но и при первоначальной и при новой цене здания доходность его продажи для Академпарка составит 1-3% годовых. Поскольку покупатель здания будет платить налог на имущество (Академпарк освобожден от него с этого года) сделка также увеличит доходы бюджета. Руководство технопарка считает, что было бы корректнее сравнивать доходность от продажи здания с доходностью от продолжения сдачи его в аренду. Но вопрос о доходности аренды мы тоже рассматривали. Доходы от сдачи здания в аренду стали превышать расходы лишь в 2016 году после освобождения от налога на имущество. Без налоговой льготы эксплуатация здания продолжала бы приносить убытки. Поэтому выгодность сделки определяется ценой, по которой арендатор готов выкупить здание. Но на коллегии руководитель Академпарка сообщил, что арендатор уже отказался выкупать здание.

 – По итогам проверки можно говорить о каких-то грубых нарушениях в деятельности Академпарка?

– По итогам проверки нарушения есть, но их немного и их нельзя назвать грубыми. Наиболее значительное нарушение закона об акционерных обществах, заключается в заключении сделки с заинтересованностью (договор на строительство коттеджа для генерального директора Академпарка) без одобрения наблюдательного совета. Но нарушение уже устранено, одобрение получено в ходе проверки. Также установлены факты, когда не все решения совета были исполнены. Например, решение наблюдательного света предусматривало сокращение вознаграждения руководства общества при недостижении плановых показателей. Но по итогам 2015 года это сделано не было. Помимо этого мы увидели, что Академпарк не исполнил часть рекомендаций Росимущества и областного Департамента имущества, касающихся управления акционерными обществами. Например, Департамент имущества предлагал актуализировать бизнес-план еще в 2015 году, а наблюдательный совет запланировал сделать это только после нашей проверки.

 – Летом депутаты также поднимали вопрос более тщательного контроля Академпарка со стороны его основного акционера – правительства Новосибирской области. Анализировали ли аудиторы этот аспект?

 – Этот вопрос обсуждается не первый год. В ходе различных проверок аудиторы не единожды проговаривали, что областные органы исполнительной власти фактически не участвуют в управлении акционерными обществами, созданными за счет средств областного бюджета и реализующими важные проекты по развитию экономики области. Департамент имущества избирает членов наблюдательного совета на общем собрании акционеров, но решения они принимают самостоятельно и не обязаны следовать целям государственной политики. Видимо, наступил тот переломный момент, когда появилась политическая воля для решения этого вопроса. На текущий момент проект нового порядка управления акциями подконтрольных региональному правительству обществ разработан и проходит согласование. Он предусматривает заключение договора с представителями области, а также выдачу им обязательных директив по голосованию на наблюдательном совете, предоставление отчетов по итогам работы. При этом будет усилена роль отраслевых органов власти, поскольку это они, а не Департамент имущества, определяют цели деятельности акционерных обществ в соответствующей отрасли. В случае с технопарком, скорее всего, директивы будет разрабатывать министерство образования и науки. На  то, чтобы это решение появилось, ушло порядка шести лет обсуждений.

Политики могут позволить себе эмоциональные оценки, но не аудиторы Контрольно-счетной палаты.

Кроме того, уже внесены изменения в устав Академпарка, увеличивающие полномочия собрания акционеров и наблюдательного совета. Например, собрание акционеров теперь будет назначать генерального директора, а наблюдательный совет – одобрять сделки стоимостью более 5% активов общества (ранее одобрения требовали сделки стоимостью более 25% активов).

– По вашему мнению, депутаты получили ответы, которые задавали в начале лета?

– Мы рассмотрели все вопросы, которые волновали депутатов. Депутаты просили четкой формулировки – эффективна или не эффективна работа технопарка. Но орган государственного финансового контроля может сделать такой вывод лишь имея объективные критерии и методику оценки эффективности. В сфере управления акционерными обществами общепринятых критериев нет. Ключевые показатели эффективности деятельности технопарка утверждены самим обществом, и они не в полной мере соответствуют рекомендациям Росимущества, не учитывают предложений областного Департамента имущества по снижению издержек.

Оценка эффективности в такой ситуации будет субъективной. Политики могут позволить себе эмоциональные оценки, но не аудиторы Контрольно-счетной палаты. Меня иногда упрекают в том, что я могу в спокойном тоне говорить о жутких вещах. Аудиторы – тоже люди, но эмоции – плохой советчик при осуществлении контроля. Мы должны руководствоваться принципами законости, объективности и независимости контроля. В случае с технопарком, как мне кажется, депутатам не хватило с моей стороны именно эмоциональной оценки – о том, что его работа неэффективна. В рассматриваемом случае мы не можем так сказать, хотя были ситуации, где аудиторы делали вывод, что бюджетные средства потрачены неэффективно. Например, с насосно-фильтровальной станцией в Куйбышеве, где в рамках строительства была четко прописана цель – деньги выдавались на реконструкцию станции именно с целью приведения качества воды в соответствие с нормами. В итоге мы пришли к выводу что эта цель недостигнута и деньги были потрачены неэффективно.

В случае с технопарком мы могли сделать вывод лишь о том, что 3 из 7 утвержденных показателей эффективности на 2015 год не были достигнуты, в том числе общество получило убыток при планировавшейся безубыточности. При этом достигнуты такие важные для оценки деятельности технопарка показатели как объем выручки и налоговые платежи резидентов. Кстати, по расчетам Минэкономразвития за счет налогов от резидентов вложения в технопарк окупятся уже в этом году.

Согласно Гражданскому кодексу, любое акционерное общество создается с целью получения прибыли. В пошлом году действующий бизнес-план общества не был реализован и прибыли не было. Наоборот, до 2016 года общество получало субсидии при условии установления ставок аренды ниже себестоимости. В перспективе Департамент имущества и Министерство экономического развития области считают, что Академпарк должен стать прибыльным. Поэтому для повышения эффективности технопарка, требуется утвердить новые целевые показатели деятельности общества, в том числе сроки и целевые объемы получения прибыли.

Елена Гончарова

– Кроме рассмотрения деятельности технопарка были ли в этом году еще такие же резонансные проверки контрольно-счетной палаты? 

– Громких проверок, которые бы активно обсуждались, как, например, строительство станции метро «Золотая Нива» или реконструкция насосно-фильтровальной станции в Куйбышеве, не было. Но зато проводились очень актуальные впоследствии проверки, которые были запланированы заранее. Так, в этом году мы проверили организации летнего отдыха детей. Эту проверку мы запланировали еще в начале года, а  печальные летние события в ряде российских регионов летом показали ее большую актуальность. Мы вообще очень часто попадаем, как сейчас говорят, в тренд – например, запланируем проверку, а потом выясняется, что этот аспект становится очень актуальным и востребованным.

Ошибки в нашей работе, конечно, бывают, но большинство из них устраняются еще внутри палаты

Я думаю, в ближайшее время в депутатском корпусе еще будет обсуждаться качество жилья для  переселенцев. В прессе уже обсуждался этот вопрос, когда люди зачастую из аварийного жилья переселяются в некачественное жилье. Однако помимо низкого качества построек мы также обратили внимание на то, что в законе нет основных критериев, которые могли бы фиксировать необходимое качество дома. Министерством экономического развития РФ только лишь установлена предельная цена квадратного метра, за которую застройщикам нельзя выходить. Эта процедура соблюдается, но за одни и те же деньги почему-то появляется очень разное жилье. Например, в одном месте появляется многоквартирный кирпичный дом с межкомнатными дверьми и даже электрическими плитами, а где-то дом из соломы с глиной, остатков сибита или полиэстерола. Мне кажется, в данном случае было бы правильно разработать региональному министерству ЖКХ минимальные требования к качеству жилья для переселенцев.

– Еще одна жаркая дискуссия минувшего лета – обсуждение проекта четвертого моста через Обь. Аудиторы анализировали предполагаемое строительство?

– Действительно, по закону контрольно-счетная палата может делать экспертизу проектов нормативно-правовых актов, но только в том случае, когда они поступают к нам для проведения экспертизы. По строительству четвертого моста данная документация аудиторам не поступала. Но мы сделали экспертизу государственной программы развития автодорожной сети Новосибирской области, в которую строительство четвертого моста почему-то не включено. В тоже время мы видим расходы, которые закладываются в бюджет Новосибирской области на проектирование этого объекта. Так, уже создано акционерное общество, в уставной капитал которого вложены деньги. Его роль в реализации проекта до сих пор не понятна – пока «Центральный мост» оплачивает только разработку проектно-сметной документации. Депутаты обратились в палату с просьбой разобраться с реализацией проекта, и мы сделаем это в ходе проверки дорожного хозяйства и анализа текущего исполнения бюджета. Думаю, в октябре мы уже подведем некоторые итоги по этому поводу.

– В целом, какие наиболее проблемные районы или отрасли с точки зрения различных нарушений можно выделить?

На мой взгляд, неправильно географически выделять какие-либо районы. Крупные проблемы обычно связаны с конкретными людьми, но на всю территорию ставить клеймо нельзя. Чаще нарушения встречаются в сельских территориях, но это понятно, потому что у них, как правило, более низкая квалификация. Впрочем, и в городах с высоким уровнем бюджетной обеспеченности и объемом финансовых ресурсов, тоже могут быть крупные нарушения. Среди отраслей традиционно наиболее часто ─ в строительстве и ремонте, особенно крупных и сложных объектов. С имуществом и землей тоже много нарушений, поскольку за движением бюджетных средств есть казначейский контроль, а в сделке с имуществом предварительный контроль не нужен.

 – Как часто приходится признавать, что проверяющие КСП допустили ошибку?

– Ошибки в нашей работе, конечно, бывают, но большинство из них устраняются еще внутри палаты при рассмотрении возражений на акты, рассмотрении отчетов на коллегии. За историю палаты были единичные случаи, когда ошибки всплывали уже после направления информации депутатам и губернатору. В этом случае мы направляли дополнения и уточнения к первоначальным выводам. Попытки же оспорить наши выводы возникают регулярно, особенно если за нарушения предусмотрены штрафы. В этом году, например, было обжаловано 13 нарушений, но ни одно из них в судах не отменено. Предписание палаты было оспорено лишь единожды – «Новосибирскрыбхозом», который не хотел возвращать выданную региональными властями субсидию. Нарушения состояли в том, что на момент получения субсидии у компании был долг по зарплате перед сотрудниками. Суд отменил предписание, поскольку посчитал, что полный возврат субсидии не оправдан. В любом случае этот вопрос для всех сторон был очень показательным, поскольку решение суда может стать основанием для внесения изменений в порядок предоставления и возврата субсидий.

– Как реагирует бизнес на проверки контрольно-счетной палаты? Насколько он открыт для проверок?

Приоритетными объектами контроля для КСП  являются все-таки государственные и муниципальные организации, которые используют в основном бюджетные средства. Частные организации, получая субсидии, принимают обязательство соглашаться на проведение проверок. Хотя, конечно, они им не очень рады.

– Сколько в этом году было проверено организаций?

– Год еще не завешен, поэтому итоговых данных нет. В прошлом же году было проведено 66 проверок и экспертиз, в которых были задействованы 113 организаций, из них частных – всего шесть.

Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона. Для корректной работы приложения требуется выключить в настройках in app browser.
 КОММЕНТИРОВАТЬ
 
 
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ