Татьяна Людмилина: «Мне кажется, время все расставит на свои места»

Экс-директор Новосибирской государственной филармонии ТАТЬЯНА ЛЮДМИЛИНА в интервью «КС» рассказала, с чем или даже с кем связано ее увольнение, что она успела сделать на своем посту и с какими проблемами в ближайшее время столкнется сменивший ее руководитель.

Во время подготовки к интервью выяснилось, что Татьяна Людмилина по-прежнему находится на больничном — с 9 сентября. Получается, что уведомление о своем увольнении она получила, когда проходила курс лечения. Как говорит сама Людмилина, «состояние здоровья подсказывало, что надо взять паузу, хотя увольнения не ожидала».

— Татьяна Николаевна, в 2014 году перед вами как новым руководителем филармонии ставили совершенно конкретные управленческие задачи. Расскажите, какие?

Первый разговор о переходе в филармонию состоялся еще в начале декабря 2013 года, во время проведения Международного Рождественского фестиваля искусств. Я сказала, что очень занята, а потому думать об этом не могу, хотя, конечно, предложению очень удивилась. Более детальная беседа прошла уже после Нового года сначала с Василием Ивановичем Кузиным, а потом с Василием Алексеевичем Юрченко. Во главу угла ставилась задача запуска и стабильной эксплуатации Государственного концертного зала имени Каца, который на тот момент большую часть времени пустовал. Только представьте, во время новогодних праздников такой большой зал не работал! Также обсуждались вопросы приведения в порядок материально-технической базы и выстраивания с нуля морально-этических отношений внутри коллектива. С этого момента я начала работать над поставленными задачами.

— Получается, внутри коллектива до вашего прихода тоже были проблемы?

— Я пришла в чрезвычайно сложный коллектив. Если образно, все эти годы мы учились друг другу улыбаться и здороваться.

— Перед вводом в эксплуатацию нового зала много говорили об его очень посредственной акустике. Решением этой проблемы вы занимались?

— Действительно, в процессе работы возникло много новых, иногда неожиданных задач, как, например, проблемы с акустикой в зале. Наверно, в нем можно было работать и без усовершенствований, но это, как мне показалось, было бы неприлично для нового зала и большого города, позиционирующего себя как центр культуры Сибири. Первый Транссибирский арт-фестиваль подтолкнул меня к конкретным действиям по изменению акустики. Я прекрасно понимала, что это очень дорогостоящее обновление, и никто нам после запуска в эксплуатацию зала денег не даст. Но, к счастью, в филармонии работают прекрасные специалисты по звуку, мнение которых во время строительства зала никто не услышал. В итоге был разработан план реконструкции. В ходе первого этапа в зале установили щиты на сцене, потом подвесные конструкции над сценой, а летом этого года над авансценой и несколькими зрительными рядами удалось внедрить акустические конструкции. Всего сейчас установлено 88 щитов и шесть акустических штор. Была проделана колоссальная работа, к тому же полностью за собственный счет — из бюджета мы не взяли ни копейки. Мне кажется, этим опытом я «перебила» дорогу многим людям, потому что на такие нововведения тратятся сотни миллионов рублей из бюджета, а мы вдруг тихо, за два года справились с задачей самостоятельно. Впрочем, как показывает практика, все это не имеет никакого значения, когда на первом плане личные интересы определенных людей.

— Перед вами ставились кадровые задачи?

— Приведение в порядок штата сотрудников было одной из первоочередных задач, но для меня не главной. Я всегда была сторонником того, что сначала необходимо отрегулировать административную работу для обеспечения нормальной творческой деятельности. Вопрос структурирования служб появился тогда, когда были сформированы совершенно конкретные задачи перед коллективом. Наиболее прогрессивная часть сотрудников приняла условия работы, и мы быстрыми темпами пошли вперед. Объяснение всех задач шло постоянно через систему еженедельных планерок, встречи с коллективами. В итоге нам удалось сделать несколько серьезных изменений — например, в работе музыкально-литературного лектория. Замечу, что это старейший коллектив филармонии, и его 80-летие приходится на более ранний срок, чем этот же юбилей у самой филармонии. Но уровень его деятельности был примерно на том этапе, когда коллектив только переживал процесс становления, и это серьезно влияло на то, что у нас случился огромный провал в работе с молодым слушателем. После некоторых изменений отдел был слегка омоложен, а также скорректирована его работа: появилось огромное количество программ для детей разного возраста, детские абонементы, программы для студентов и тинейджеров.

— Кстати, о продажах. Одно из обвинений в ваш адрес звучало в том, что вы внедрили какую-то безумную программу по продажам абонементов…

— В плане продаж билетов и абонементов была проделана огромная работа. Мы с большим трудом пришли к тому, что в филармонии наконец появился стабильный репертуар на два месяца. Соответственно, появилась возможность продавать билеты заранее, а это внесло в работу системность и ясность. Слушатели могли планировать свой график, они знали, какие концерты их ожидают. Также появилась перспективная продажа билетов не только в абонементах, но и в циклах. Первые концерты абонементов прошли с загрузкой зала в 80–100%. В чем безумие? По такому принципу работают все культурные учреждения мира.

— Как изменилась финансовая ситуация в филармонии с вашим приходом?

— В 2014 году благодаря объективным причинам — вводу нового зала — прибыль филармонии выросла более чем на 70%. А после мы прибавляли каждый год в среднем 15–20%. При этом бюджетное финансирование постоянно сокращалось. Филармонии гарантировались выплаты по заработной плате, налогам и чуть-чуть на оплату коммунальных услуг. На все остальное мы зарабатывали самостоятельно — костюмы для коллективов, оборудование, в целом техническую базу. Горжусь тем, что впервые в истории филармонии (в такое непростое финансовое время) я сумела выплатить всему коллективу материальную помощь при уходе в отпуск в размере месячного оклада, а это не один и не два миллиона собственно заработанных рублей. Мы впервые съездили с симфоническим оркестром в большое европейское турне, не попросив при этом у бюджета ни копейки. Мне кажется, в этом и есть результат работы, а не в обвинениях, которые, по сути, ничем не подтверждены.

— Тогда вполне логичный вопрос: как вы считаете, с чем связано ваше увольнение?

— Я считаю, что произошедшее 19 сентября — обычный рейдерский захват, к которому бизнес уже давно привык, но не учреждения культуры. Филармонию забрали не у меня, а у жителей и гостей города. За себя я спокойна, у меня отличная поддержка — прекрасные родные, близкие и дорогие мне люди. За годы работы появилось достаточно много единомышленников, коллег, которые тоже встрепенулись из-за последних событий. Никаких объективных причин по результатам деятельности для увольнения не было. Я считаю, что все дело в назначении конкретного человека, который представляет интересы также известного в Новосибирске персонажа. Согласитесь, очень странно, когда музыкант оркестра театра оперы и балета в одночасье становится генеральным директором крупнейшего учреждения культуры России. Сейчас все разгадывают загадку — за что, и какие преференции.

— Как вы считаете, приезд министра культуры России Владимира Мединского повлиял на ваше увольнение?

— Не думаю, что в ходе его визита обсуждалось мое увольнение. Как я сейчас понимаю, меня хотели убрать давно, причем только на местном уровне. Решетников объяснил, что при моем руководстве была «нецелевка». У меня складывается впечатление, что он не понимает суть самого понятия нецелевого использования средств. У меня есть акт, в котором нет об этом ни слова, так же как и в заключении еще двух независимых экспертных структур. На мой взгляд, это ложь министра.

— Вы общались с коллегами после объявления об увольнении?

— На текущий момент мне больше всего жаль тех людей, которые остались в филармонии. Им сейчас очень непросто. Не знаю, как долго они продержатся. Я также общалась с коллегами из других учреждений культуры — они очень взволнованы всеми произошедшими событиями. Получается, за жалобу на должностное лицо генерального директора могут уволить без видимых причин. Что после этого будут делать другие руководители бюджетных учреждений? Они будут приводить в соответствие штатное расписание? На моем примере четко видно, что проще этого вообще не делать. Пусть сидят те, кто ни ходить, ни видеть не может, зато жалоб не будет. Иначе могут вызывать «на ковер» и вышвырнуть в 15 минут.

Я считаю, что произошедшее 19 сентября — обычный рейдерский захват

Для увольнения должны быть аргументы. Я проработала много лет в сфере культуры Новосибирска, при мне сменилось несколько региональных министров культуры. Со всеми я была в прекраснейших отношениях, всегда находила общий язык и с Валерием Аркадьевичем Бродским, и с Натальей Васильевной Ярославцевой, и с Василием Ивановичем Кузиным. Все они — чрезвычайно уважаемые и авторитетные для меня люди. Они в свою очередь всегда с уважением относились к руководителям подшефных им организаций. В случае с новым министром ситуация обратная. Это, к сожалению, факт.

— Одной из причин в принятии решения Игоря Решетникова называется коллективное письмо работников охранной службы. Вы его видели, знаете, в чем суть претензии?

— А с этим письмом связана еще одна проблема, которая также сейчас обсуждается, — ответственность руководителя. У меня в подчинении было пять зданий, и за все я несла персональную ответственность, а не охранники, которые ни за что не отвечают. Для того чтобы привести эту службу в более современный вид, я планировала перевести охранников на аутсорсинг — это нормальная практика в работе учреждений не только Новосибирска, а всего мира. При этом всем сотрудникам было гарантировано обучение за счет филармонии для получения лицензии. Но жалобщик, видимо, преследовал другую цель. Его не интересовала возможность качественного улучшения работы службы. Странно другое: никто даже не попытался разобраться в жалобе, прежде чем увольнять. Сейчас мне кажется, что это письмо на имя губернатора было спровоцировано специально.

— Еще один упрек в ваш адрес, который обсуждался в профессиональных кругах, — благодарность Василию Юрченко за строительство зала на юбилее симфонического оркестра…

— А я сказала неправду? Я должна была сказать, что зал построился сам? Моя совесть в этом плане чиста, но почему-то все озвучивают только фамилию Василия Алексеевича, забывая о том, что в этом же выступлении я благодарила Ивана Ивановича Индинка, Виталия Петровича Муху, Виктора Александровича Толоконского — всех экс-губернаторов, которые всегда помогали филармонии.

— Какова судьба Рождественского фестиваля?

— Не знаю. Наверно, когда принималось решение о моем увольнении, об этом должны были подумать. Рождественский фестиваль — бренд всего региона, это его имидж, и им надо гордиться. Хотя тот бюджет, который выделялся в последнее время на организацию фестиваля, был унизительным. Я никогда не позволяла себе это озвучивать и всегда с гордостью рассказывала о программе и ее новинках. Для Новосибирска это было событие, к нему готовились. Поскольку увольнения я не ожидала, то уже на 50–60% сформировала программу будущего фестиваля. Мне позвонили несколько руководителей и заявили, что они при новых условиях в Новосибирск не приедут. Но, как сказал министр Решетников, когда я начала задавать ему вопросы по поводу празднования 80-летия филармонии, других проектов, это меня теперь не касается.

— Вы уже думали, где, в каком учреждении культуры или, может быть, городе продолжите свою деятельность?

— У меня в Новосибирске все — была работа, есть семья, родные. Хотя много раз представлялась возможность уехать в другой город, и не только в Москву. Я пока не знаю, что буду делать и как. Но совершенно точно, что больше внимания уделю себе и своим близким. С годами приходит мудрость. Мне кажется, время все расставит на свои места. У меня много друзей, людей, с которыми связывала профессиональная деятельность, не только в Новосибирске, но и в самых разных городах России. Все предлагают свою помощь, от которой я пока воздерживаюсь. Пока.

Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона. Для корректной работы приложения требуется выключить в настройках in app browser.
 КОММЕНТИРОВАТЬ
 
 
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ