«Банкам и бизнесу необходимо закончить процесс адаптации к новым экономическим реалиям»

 

Работа отечественной банковской системы, в том числе – кредитование реального бизнеса, происходит в тесной взаимосвязи с макроэкономическими процессами в стране. О сути и механизмах влияния основных индикаторов рынка на российские финансы, проблемах малого бизнеса и путях их разрешения, возможностях и перспективах региональных банков и особенностях сибирского рынка кредитования в эксклюзивном интервью «КС» рассказал директор Департамента денежно-кредитной политики Банка России ИГОРЬ ДМИТРИЕВ.

 ─ Игорь Александрович, для начала хотелось бы узнать, как вы оцениваете реальные текущие показатели российской экономики и непосредственно темпы инфляции? Какой прогноз вы даёте на конец 2016 года?

На наш взгляд, худшее уже позади. Российская экономика в основном прошла процесс адаптации к работе в новых условиях. Сейчас уже появились признаки ее приближения к фазе восстановительного роста. Динамика экономических показателей в текущем году свидетельствует о постепенном снижении зависимости российской экономики от цен на нефть и повышении ее устойчивости к изменению внешних условий. В промышленности обозначились новые точки восстановительного роста, что связано в том числе с развитием процессов импортозамещения и расширением несырьевого экспорта. Темпы падения ВВП в первой половине текущего года существенно замедлились. А уже с начала 2017 года мы ожидаем возобновление роста этого показателя.

В июньском выпуске Доклада о денежно-кредитной политике, ежеквартально публикуемого Банком России на своем сайте, мы заметно улучшили оценки ВВП на 2016 г. по сравнению с нашими мартовскими прогнозами. В рамках базового сценария темпы снижения ВВП в 2016 г. по отношению к предыдущему году замедлятся до 0,3-0,7% (после спада на 3,7% в 2015 году).

Вместе с тем оживление производственной активности в разных отраслях происходит неравномерно и пока не сопровождается восстановлением потребительского и инвестиционного спроса. Слабый внутренний спрос ограничивает рост цен в экономике. Замедлению инфляции, продолжившемуся в этом году, также способствуют другие факторы: укрепление рубля, ожидание хорошего урожая, меньшая по сравнению с прошлым годом индексация тарифов на коммунальные услуги.

Многих обеспокоило повышение годовой инфляции в июне до 7,5% после 7,3% в марте-мае. Это было ожидаемо. Банк России не исключал возможности такого увеличения. В основном это обусловлено низкой базой сравнения. Темпы прироста потребительских цен находятся на траектории нашего прогноза, согласно которому по итогам 2016 г. инфляция составит 5-6%.

 ─ Как вы могли бы охарактеризовать практическую взаимосвязь между такими макроэкономическими показателями, как уровень инфляции, курс рубля, ключевая ставка Банка России?

На уровень инфляции в экономике влияет множество факторов. Основные – спрос, инфляционные ожидания, курс рубля, а также факторы со стороны предложения (например, издержки производителей, урожай, административно регулируемые цены и тарифы). Изменение ключевой ставки, основного инструмента денежно-кредитной политики Банка России, влияет на первые три из перечисленных факторов – спрос, инфляционные ожидания и валютный курс.

Изменение ключевой ставки влияет на рыночные процентные ставки для реального сектора: по банковским кредитам и депозитам, на долговом рынке. В свою очередь ставки по кредитам и депозитам влияют на действия фирм и домашних хозяйств. Например, при смягчении денежно-кредитной политики снижение ставок в экономике сделает менее привлекательным сбережения и более привлекательными текущие покупки, как на потребительские, так и на инвестиционные цели. Повышение совокупного спроса в свою очередь ослабит ценовую конкуренцию среди производителей, «подогреет» инфляционные ожидания и давление на зарплаты. Это приведет к ускорению роста цен. В случае повышения ставок – ситуация обратная.

Кроме того, изменение внутренних процентных ставок повлияет и на решения о размещении и привлечении средств на внешних финансовых рынках, а значит, на трансграничный переток капитала и валютный курс. Чем ниже внутренние ставки, тем привлекательнее размещение средств за рубежом, при прочих равных, больше отток капитала и слабее национальная валюта. Чем выше ставки, тем интереснее вложения внутри страны, больше стимулов для притока капитала и крепче рубль.

В свою очередь изменение курса влияет на инфляцию по двум каналам. Во-первых, напрямую, через цены импортных товаров (в том числе комплектующих). Во-вторых, рост импортных цен создает возможности роста цен на отечественные товары-аналоги. Таким образом, имеем «двойной» проинфляционный эффект. При укреплении – получаем снижение инфляционных рисков. Совокупный перенос изменения курса рубля в инфляцию Банк России сейчас оценивает на уровне 0,1-0,2,то есть ослабление (укрепление) рубля на 1 процентный пункт ведет к росту (снижению) годового темпа инфляции на 0,1-0,2 процентного пункта.

Еще раз, обобщая всю цепочку действия денежно-кредитной политики на инфляцию: выше ключевая ставка– выше ставки в экономике, меньше активность кредитования, выше сбережения, крепче национальная валюта, ниже инфляционные ожидания, ниже совокупный спрос, ниже инфляция. И наоборот: ниже ключевая ставка – ниже рыночные ставки, выше кредитная активность и потребление, слабее рубль, выше инфляционные ожидания и инфляция. Надо отметить: влияние по этой цепочке происходит не мгновенно, а требует времени – от квартала до полутора лет.

 ─ Как вы считаете, для коммерческих банков уровень ключевой ставки в большей мере является индикативным параметром, или же финансово-определяющим показателем? Другими словами, как можно оценить влияние уровня ключевой ставки на действительную стоимость ресурсной базы коммерческих банков? Насколько, по-вашему, адекватно соотношение ключевой ставки Банка России и реальных ставок по банковским кредитам для бизнеса?

Влияние ключевой ставки на банковские ставки существенно, но на разные ставки она влияет по-разному. На ставки по краткосрочным сделкам банков друг с другом ключевая ставка влияет напрямую. Ни один банк не станет привлекать краткосрочные кредиты дороже, чем может получить у ЦБ, точно также он не станет размещать дешевле, чем можно разместить в ЦБ. Поэтому краткосрочные ставки банков не слишком отклоняются от ключевой.

А вот на ставки по долгосрочным кредитам и депозитам помимо ключевой ставки влияет множество других факторов – ожидания банка относительно будущей динамики ставок ЦБ, затраты банка на оформление кредитных и депозитных сделок, доверие вкладчиков к банку, уровень риска по кредиту. Один и тот же банк может в течение дня предоставить два кредита, ставки по которым будут отличаться в разы.

Поэтому нет какого-то стандартного соотношения ключевой ставки и ставок по кредитам. То, что адекватно для кредита федерального банка крупной компании может быть неадекватно для кредита небольшого банка частному предпринимателю, и наоборот. Но конкуренция в любом случае расставляет все по своим местам. Банк, предлагающий неадекватно большие ставки по кредиту, теряет заемщиков. Банк, предлагающий неадекватно низкие ставки, упускает прибыль и теряет рыночные позиции. На рынке остаются банки, предлагающие адекватные ставки.

 ─ Как вы могли бы оценить текущую доступность банковских кредитов для бизнеса в общем и для малого и среднего бизнеса (МСБ) в частности? Что, по-вашему, сегодня ограничивает доступность банковских кредитов для МСБ?

На текущий момент как ценовые (ставки), так и неценовые условия кредитования в целом для бизнеса остаются достаточно жесткими. Предыдущий 2015-ый год был тяжелым для всего российского банковского сектора и для сибирских банков в частности. Банки понесли потери из-за невозврата кредитов, поэтому они «дуют на воду»: тщательно отбирают заемщиков, держат высокими ставки, чтобы «отбить» кредитные риски. Но в 2016 году наметилось улучшение ситуации в целом и смягчение условий банковского кредитования.

Здесь важно понимать, что сейчас для банков и для самого бизнеса важнее не ставки, а неценовые условия, такие как требования к заемщикам и срок кредита. Банкам и бизнесу необходимо закончить процесс адаптации к новым экономическим реалиям. Банки должны понять, как наиболее эффективно снизить кредитные риски и нагрузку на капитал. Бизнесу, в свою очередь, необходимо найти прибыльные, надежные инвестиционные проекты. Немаловажную роль в увеличении доступности банковских кредитов может сыграть и общее оздоровление российской экономики. В этой сфере мы ожидаем активного участия Правительства.

─ Какие меры, и с чьей стороны, были бы максимально эффективны для повышения доступности банковских кредитов для МСБ?

Малый и средний бизнес может испытывать затруднения в получении кредита в том числе из-за того, что банки оценивают риски кредитования небольших компаний более высоко, чем остальных. Это отражается в более высоких ставках, более коротких сроках кредитования, в более строгих требованиях по другим условиям кредитного договора. И, естественно, в текущих непростых условиях банки относятся еще более осторожно к кредитованию МСБ, чем обычно. Чем здесь можно помочь? Можно несколько снизить эти риски для банков, например, выдав гарантии по кредиту или возместив МСБ часть ставки по кредиту. Такую роль могло бы выполнять государство в лице Правительства. Но это стоит делать не для всех, а только для действительно заслуживающих это предприятий – тех, что организуют эффективное производство, выпускают качественную продукцию, имеют понятные бизнес-планы и нацелены на долгосрочное развитие. То есть очень важна организация отбора таких предприятий и таких проектов. Такие гарантии у нас в стране выдаются, и отбор ведется в частности в рамках проектов МСП Банка и «Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства». В ряде таких проектов участвует и Банк России, выдавая банкам кредиты, обеспечением по которым являются гарантированные кредиты, выданные МСБ. Ставка по этим кредитам Банка России ниже ключевой ставки Банка России, но объемы их не могут быть очень большими,ведь основной объем операций Банка России с банками осуществляется по ставке, близкой к ключевой. Траектория ключевой ставки выбирается Банком России так, чтобы обеспечить снижение инфляции до 4% к концу 2017 года. А если ключевая ставка будет ниже этой траектории, то инфляция не снизится. Поэтому если в рамках проектов по поддержке МСБ мы будем давать слишком большой объем средств, то остальные операции с банками нам придется проводить по более высоким ставкам, или держать текущую ключевую ставку дольше. А это означает более жесткие условия для всех предприятий в экономике, что тоже очень нежелательно. Поэтому мы вынуждены вот так балансировать.

 ─ Как вы оцениваете роль региональных кредитных организаций в российской банковской системе?

С одной стороны, высока степень концентрации российского банковского сектора. К слову, на 30 крупнейших банков, подавляющее большинство из которых московские, приходится около 80% рынка. С другой стороны, региональные банки в силу своей специфики играют важную роль на региональных рынках. Упомянутая специфика связана с тем, что региональные банки имеют конкурентное преимущество по сравнению с крупными федеральными банками, так как знакомы с особенностями экономики региона и, следовательно, с характеристикой регионального заемщика. Поэтому, как правило, качество кредитного портфеля региональных банков, сформированного за счет ссуд региональным заемщикам, выше, чем качество аналогичного кредитного портфеля других банков. Например, по последним данным (на 1 июня 2016 года), доля просроченной задолженности в портфеле кредитов сибирских банков, выдавших ссуды нефинансовому сектору Сибирского федерального округа, составляет около 6,8%, что на 1 процентный пункт ниже, чем для прочих российских банков. Если посмотреть на период с начала 2015 года, то разница между этими двумя показателями в среднем составляла 2 процентных пункта.

Особенно эффективны региональные банки в сегменте кредитования малого и среднего бизнеса. У сибирских банков просроченная задолженность по кредитам сибирскому малому бизнесу составляет 5,4% (меньше, чем по кредитам крупным компаниям). У инорегиональных банков просроченная задолженность по кредитам сибирскому малому бизнесу составляет почти втрое больше – 14,9%!

─ Каковы, на ваш взгляд, перспективы региональных банков — поглощение более крупными федеральными структурами или же развитие самостоятельной деятельности?

Учитывая мой ответ на предыдущий вопрос, мы видим перспективы региональных банков в укреплении их позиций в рыночных нишах, специфичных для регионов. Как я сказал ранее, региональные банки намного лучше «чувствуют» региональных заемщиков, чем, например, федеральные банки, даже уже некоторое время работающие на том или ином региональном рынке. Кроме того, если помните, Эльвира Набиуллина недавно заявила, что в скором времени статус регионального банка будет закреплен на законодательном уровне. Такая мера будет введена в том числе для того, чтобы упростить регулирование таких банков, бизнес-моделью которых будет активная работа на региональном кредитно-депозитном рынке с минимальными рисками. По нашему мнению, у нынешних региональных банков есть для этого все предпосылки.

─ Каковы шансы у региональных банков в конкурентной борьбе? Насколько для региональных банков доступны финансовые ресурсы Банка России?

Шансы есть, и очень хорошие. Основные предпосылки для этого уже названы. Что касается доступности финансовых ресурсов Банка России, то, безусловно, у региональных банков доступ к средствам Банка России есть. По состоянию на 1 июня 2016 года из 39 кредитных организаций, зарегистрированных в Сибирском федеральном округе, право взять кредит под залог нерыночных активов получили 32 банка (все подробности есть на сайте Банка России в открытом доступе в подразделе «Обеспеченные кредиты Банка России» раздела «Денежно-кредитная политика»).

─ Как вы можете охарактеризовать кредитный портфель Сибирского федерального округа (СФО) в сравнении с общероссийским – по структуре, стоимости заёмных средств, уровню просроченной задолженности?

Структура портфеля по направлениям кредитования по Сибирскому федеральному округу (СФО) не сильно отличается от общероссийской. По данным на начало июня 2016 года, как и по всей стране, более половины всех кредитов в Сибири выдается крупным компаниям – около 51% (для России показатель составляет около 60%). Чуть менее четверти (24%) кредитного портфеля СФО составляют неипотечные кредиты населению, по России – 16%. Ипотечные кредиты в Сибири занимают около 15% портфеля, по всей стране – примерно десятую часть. Доля кредитов МСП в Сибирском портфеле – одна из самых низких среди всех федеральных округов (чуть более 9%), в то время как в целом по России – 12%.

Если же говорить об отраслевой структуре сибирского кредитного портфеля, то тут налицо отраслевая специфика экономики Сибири: около 58% портфеля занимают кредиты добывающим и обрабатывающим производствам. Остальная часть портфеля разделена на небольшие доли между другими отраслями, среди которых можно выделить торговлю (14%) и ЖКХ (8%). По России картина иная. На добывающие и обрабатывающие производства суммарно приходится около 31%, торговля занимает 16% (почти как в Сибири), а остальная часть портфеля более или менее равномерно распределена между ЖКХ, строительством, транспортом и прочим.

Что касается уровня кредитных ставок, то для Сибири их динамика схожа с общероссийской. Например, согласно последним апрельским данным, ставки по ипотечным кредитам как сибирским заемщикам, так и всем российским, равны 12,8% и с начала 2016 года не отличались друг от друга.

По уровню просроченной задолженности портфель Сибирского федерального округа практически не отличается от общероссийского. На начало июня 2016 года в обоих случаях доля просроченной задолженности составила 7,2%, в том числе 5,9% – просроченная задолженность по кредитам нефинансовым организациям (по России в целом – 6,8%), 9,1% – просроченная задолженность по кредитам населению (по России в целом – 8,6%).

Более подробную информацию по кредитному рынку Сибири в целом и отдельных ее регионов можно найти в информационно-аналитическом бюллетене «Обзор региональных кредитных рынков». Он ежеквартально публикуется на официальном сайте Банка России в разделе «Денежно-кредитная политика».

 ─ Какие тенденции кредитного портфеля СФО наблюдаются сегодня и прогнозируются в будущем? Каковы, по вашему мнению, перспективы?

Как уже было сказано, 2015-ый год выдался сложным для всех российских банков, в том числе и для сибирских. Однако в 2016 году наметились тенденции к улучшению ситуации в экономике, что отразилось и на конъюнктуре кредитного рынка. По последним отчетным данным, возобновился рост портфеля кредитов, выданных нефинансовому сектору сибирскими банками. Мы ожидаем, что в среднесрочной перспективе по мере постепенного восстановления российской экономики и её адаптации к новым внешнеэкономическим условиям наметившиеся положительные тенденции закрепятся и продолжатся в будущем.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона. Для корректной работы приложения требуется выключить в настройках in app browser.
 КОММЕНТИРОВАТЬ
 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ