Анатолий Соболев: Экономике региона нужен правильный «бульон»

Заместитель губернатора Новосибирской области АНАТОЛИЙ СОБОЛЕВ в интервью «КС» рассказал, как приготовить хороший «питательный бульон» для региональной экономики, почему Новосибирск должен брать пример с Сингапура, и что нужно для того, чтобы бренды международного уровня обосновались в ПЛП.

Анатолий Соболев – главный организатор двух принципиально важных для региона проектов – международного форума «Технопром», а также программы реиндустриализации экономики НСО. При этом оба постепенно доросли до проектов федерального масштаба. Соболев настаивает на том, что руководство Новосибирской области всегда мыслило более глобально, понимая, что развитие региона наиболее эффективно при условии межрегионального сотрудничества с Томской, Омской, Кемеровской областями, Алтайским краем. А Технопром в очередной раз это подтвердил.

─ Что для вас, как для организатора, было важно в прошедшем «Технопроме»?

─ Наверно, самое главное, что он состоялся – с определенным, арктическим акцентом, но и в целом выдержал заданный ранее тон – обсуждение технологического развития России. Важно, что на площадке удалось собрать ряд федеральных экспертов и комплексно обсудить развитие арктического региона, сформулировать задачи, которые кардинально продвигают ситуацию вперед.

 ─ Главная интрига будущего форума – место его проведения. Сразу после «Технопрома» появилась информация со ссылкой на Дмитрия Рогозина о том, что форум, возможно, будет проведен не в Новосибирске. Это на самом деле так?

 ─ Действительно, председатель оргкомитета форума Дмитрий Рогозин предложил провести одно из мероприятий на космодроме Восточный.  И оно, скорее всего, будет проведено, но в целом форум, как всегда, состоится в Новосибирске. У идеи глобального переноса форума на другую площадку есть определенные ограничения, и это все понимают. Во-первых, мы мероприятия, проведенные за пределами области, финансировать не будем, но, конечно, поможем в организации. Во-вторых, нужно понимать, что мало, кто из регионов в состоянии провести Технопром – на прошедшем мероприятии насчитывалось 50 площадок, и все они были закреплены за местными экспертами, которых дополняли федеральные участники. Представьте, кто из регионов в состоянии каждый год предоставлять такое количество экспертов по разным вопросам? Хотя один раз бахнуть на пустом месте мероприятие можно. Вопрос в том, что делать дальше?

─ Вы уже подсчитали, сколько участников собрал минувший «Технопром»?

 ─ Напомню, мы ожидали, что приедет порядка шести тысяч. По нашим подсчетам было около 6,5 тысяч участников. При этом если в прошлом году чувствовалось кризисное влияние – коллеги не очень активно реагировали на приглашения, то в этом году интерес был гораздо выше. Для меня, как организатора, очень важно, что форуму есть, куда расти. Процесс позиционирования «Технопрома» продолжается – состоялось только четвертое мероприятие – не все определились, чем площадка может быть интересна. Некоторые, например, до сих пор путают «Технопром» с «Иннопромом» в Екатеринбурге. Впрочем, для нашей страны это простительно – уж очень большая территория. И не у всех в школе была «пятерка» по географии.

─ Насколько изменилось отношение к «Технопрому» у федеральных экспертов и представителей различных российских ведомств?

─ Отметил бы, что ряд экспертов уже называют «Технопром» «нашим форумом». Мне кажется, это подтверждение того, что «Технопром» замкнул на себе определенную нишу. Его постоянные участники понимают, какие задачи можно решить, благодаря форуму.  Он перерос только лишь из желания создать мероприятие федерального масштаба в необходимость. При этом мы, благодаря «Технопрому», можем решать региональные задачи – например, представив программу реиндустриализации экономики Новосибирской области.

─ Уже есть информация о том, в какие федеральные целевые программы будут внедряться региональные флагманские проекты?

 ─ Всему свое время – правильно, если ребенок рождается через девять месяцев. Для внедрения флагманских проектов в различные программы должно пройти время – отчет пошел с восьмого июня, когда Дмитрий Медведев дал команду создать специальную рабочую группу под руководством Аркадия Дворковича. Думаю, уже в августе мы представим на ней первые проекты. Просто так рассматривать их и принимать к сведению – никому не нужно. В докладах и презентациях должен быть сформулирован набор условий включения в определенные программы. При этом ряду проектов деньги не нужны. Им, например важна поддержка и федеральное продвижение товара на рынках, решение земельных вопросов, координация органов федеральной и региональной исполнительной власти и так далее.

─ Какие флагманские проекты вас, как эксперта, особенно впечатляют?

─ Не хочу никого выделять, поскольку они разные и затрагивают разные технологические особенности. По сути дела, показывают новый потенциал области, о котором раньше ничего не знали. Могу привести пример, когда эксперты Минпромторга РФ признались, что у них ощущение, будто программу реиндустриализации написали где-то в вузах. Мол, университеты свои фантазии набросали, а мы их переписали и представили. Конечно, мне было интересно, почему появилось такое впечатление? Мне объяснили: мол, все же знают, что в области есть НЗХК, завод имени Чкалова и другие промышленные гиганты… Мне стало понятно: у многих представление экономического облика Новосибирской области слишком устаревшее. Реалии ведь совсем иные. Ту же программу реиндустриализации мы сформировали, даже не заходя на промышленные гиганты. За 20 лет в Новосибирской области сформировался целый пласт малых и средних предприятий, которые готовы идти и развиваться дальше. У них для этого есть все: и интересные проекты, и потенциал, и главное – желание масштабироваться. Задача же областных властей не только сопровождать то, что уже найдено и представлено, а просмотреть стартапы в вузах, технопарках, бизнес-инкубаторах, крупных и средних предприятиях для того, чтобы найти новые проекты. Я уверен, что мы их найдем. Они, в конце концов, должны повлиять не только на облик экономики Новосибирской области, но и в целом на потенциал всего Сибирского федерального округа.

─ А что требует наименьших финансовых затрат?

─ Основные затраты с точки зрения федеральных ресурсов требует «Электроника Сибири», а также Сибирский металлурго-машиностроительный кластер.

─ По вашему мнению, в чем главное отличие флагманского проекта от просто интересного, которого не нужно было бы включать в программу реиндустриализации экономики Новосибирской области?

─ Пожалуй, главным помимо интересной идеи является еще желание бизнеса масштабироваться. Флагманский проект предполагает работу на страну, то есть, например, от «семейного» бизнеса в данном случае нужно отказываться. Одни к этому готовы, другие – нет. Но это не страшно – есть другие программы поддержки того же малого и среднего предпринимательства, в рамках которых можно помочь небольшим компаниям. В конце концов, понятно ведь, что большого спорта не бывает без массового. Поэтому чем больше у нас будет малого и среднего бизнеса, тем выше вероятность появления еще одного флагманского проекта. Массовость – это некий «питательный бульон», и чем больше его, тем больше народа можно накормить. А если кастрюля пустая, можно сколько угодно искать, но вряд ли там что-то выловишь. Если говорить о конкретике, то «флагманские проекты» — это своего рода «экономические чемпионы», способные придать существенную динамику развития экономике региона и государства уже в среднесрочной перспективе. Они соответствуют ключевым технологическим направлениям развития региона, формируют новую экономику Новосибирской области и усиливают ее конкурентные позиции в экономическом и инновационном пространстве России. Эти проекты отражают реальные ключевые компетенции новосибирской науки и производства, их отличает масштабность и народнохозяйственная значимость, а также высокий потенциал импортозамещения и экспортоориентированности, изначально заложенный в них высокий кумулятивный эффект, наличие сильных социальных эффектов, наличие сильной команды («мотора»), способной их реализовать, наличие сильной связки «наука-производство».

─ Вы постоянно говорите о масштабировании бизнеса. Получается, что программа реиндустриализации экономики области на самом деле рассчитана на развитие Сибирского региона?

─ Безусловно, во время разработки программы мы задумались не только о пространственном развитии области, то есть в агломерационном направлении, но и в целом о сфере влияния Сибирского федерального округа на экономику мира. В последние годы появился ряд вызовов – например, формирование нового «Шелкового пути». Нам надо обязательно быть на этом этапе рядом, встраиваться и смотреть, каким образом мы можем сформировать подходы к интеграции экономического пространства Транссиба с экономическим пространством нового «Шелкового пути». Отдельно взятый регион слишком мелок для этого, поэтому надо объединять усилия с соседями. Я не предлагаю объединять территории, но нужно понимать, что экономика Юга Западной России, благодаря сложившемуся транспортному каркасу, имеет наибольшую плотность населения, а соответственно наибольший потенциал развития. В этом плане некоторые предложения уже есть – например, создание Сибирского Наукополиса или Аэросити вокруг аэропорта Толмачево. Программа реиндустриализации также предполагает работу в целом по Сибири. Например, проекты «Электроника Сибири» или «Промбиотех» охватывают сразу три  сибирских региона, «Биотехнологическая инициатива» — уже семь, а «Медицинский промышленный парк» – и вовсе 10.

─ Зачем руководству Новосибирской области это надо? Работа абсолютного большинства регионов настроена на внутреннее развитие, приток денег в область, а не из региона…

 ─ Вы правы, такой программы в России, действительно, до нас не было. Как правило, задача регионов состоит в том, чтобы взять для себя максимальное количество ресурсов и внутри что-то развивать.  Это, наверно, правильно с точки зрения использования целевого финансирования. Но наше понимание межрегиональности состоит в том, чтобы создать, либо восстановить утерянные связи кооперации, тем самым помогая бизнесу. Не скажу, что Новосибирская область задействована в подобного рода сотрудничестве впервые. Наши общественные, научные институты – СО РАН, вузы, многие предприятия – и в советские времена, и во времена современной России отрабатывали в целом на Сибирь и Россию, а не только лишь на область. Если образно, то у новосибирцев в крови думать о развитии Сибири.  Внутри Сибирского федерального округа мы ни с кем не пытаемся конкурировать, и это правильно. Мы должны равняться, например на Сингапур или Франкфурт. В этом наше предназначение – то, что дано от Бога и создано ресурсами СССР, уже не перебить. Нам надо уснуть и ничего не делать, и то ранее заложенный областной потенциал будет работать на развитие экономики.

─ Новосибирцам, наверно, будет льстить, что вы с такой гордостью говорите о нашем городе. Но по этому поводу сразу вспоминается поговорка про кулика и болото…

 ─ По различным направлениям деятельности конкуренция в Сибирском федеральном округе, конечно же, есть, но глобально у нас нет конкурентов, и чтобы удержаться в этом лидерстве за основу развития нужно брать города более высокого полета. Стремясь к этим стандартам, ты принимаешь не только лучшие практики России, но и зарубежья. Еще раз повторюсь: именно поэтому программа реиндустриализации не конкурирует, а сотрудничает с регионами.  Мы настолько тесно связаны, что если другим регионам будет хорошо, значит, и нам тоже.

 ─ Как вы думаете, почему о программе реиндустриализации сами промышленники мало что слышали?

─ Это неудивительно. Своих коллег-промышленников я попросил собраться один или два раза, чтобы представить им принципы программы, и на этом все. Глобальных возражений ни у кого не было. Предложенные в программе флагманские проекты зарождались не на крупных промышленных предприятиях, поэтому естественно, что о них ничего не слышали. Но уже в ближайшее время мы начнем встречаться с целью поиска новых флагманских проектов в традиционной промышленности.

 

─Вы, наверно, слышали, что некоторые областные депутаты предлагают продать ПЛП. Таким образом, появятся ресурсы для финансирования программы реиндустриализации. Вы как к этому мнению относитесь?

─ У каждого созданного предприятия есть своя миссия. Изначально предполагалось, что мы доведем Промышленно-логистический парк до условной точки безубыточности или максимальной цены, а после продадим его. Но сразу возник вопрос, есть ли уверенность, что новый владелец не захочет там построить, к примеру, жилой квартал – земли много, есть все коммуникации. Почему бы и нет? Поэтому с продажей решили повременить. На мой взгляд, это правильно – если создаются инфраструктурные проекты, то их необходимо доводить до ума не с точки зрения максимальной цены на рыночном взлете, а результата. В ПЛП к моменту продажи должно работать максимальное количество компаний, которые создавали бы многомиллиардные доходы для бюджета и предоставляли рабочие места. Я не понимаю, зачем сейчас продавать ПЛП. В Татарстане никто же Алабугу не продает, а ведь там как раз такая инфраструктура.

─ Как на Ваш взгляд можно привлечь на ПЛП производителей мирового уровня?

─ Мы, например, хотим, чтобы в регионе появилась компания General Electric. Что для этого нужно сделать? На мой взгляд, необходимо, как минимум, обратиться по нужному адресу и сделать качественное предложение. У нас, кстати, очень часто получается, что мы не можем найти правильного адресата. Хаотично стучимся во все двери, а не туда, куда нужно.

 ─ Тогда, по вашему мнению, откуда нужно брать деньги для развития озвученной программы?

─ На мой взгляд, источник развития экономики должен быть определен в бюджете Новосибирской области. Понятно, что он не может быть очень большим – в областном бюджете серьезных ресурсов нет, поэтому будем пользоваться тем, что есть и плюс к этому искать ресурсы в различных федеральных программах и у частных инвесторов. Необходимо также работать над созданием различных фондов. Так правильнее, чем продавать ПЛП. В этом плане я вечный критик правительства РФ, которое развивало крупные проекты в регионах, где изначально не было точек роста. Но при этом принятие решения создать технопарк в Новосибирске – привело к чему? На сегодня он формирует от 30 до 40% показателей всех технопарков России, созданных Минкомсвязи. Что это значит? Наш технопарк был создан в максимально подготовленной для развития среде. Тогда возникает вполне логичный вопрос: почему сначала не заработать здесь, в Новосибирске на науке, промышленности, создании условного Сингапура, а уже потом вкладывать в другие регионы, где этих точек роста по разным причинам нет?

 

 

Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона. Для корректной работы приложения требуется выключить в настройках in app browser.
 КОММЕНТИРОВАТЬ
 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ