Александр Карелин: «Я не был заранее уверен, что выиграю праймериз»

Трехкратный чемпион Олимпийских игр, депутат Государственной думы РФ, который в пятый раз баллотируется в федеральный парламент, член высшего совета «Единой России» АЛЕКСАНДР КАРЕЛИН на встрече с редакцией «Континента Сибирь» рассуждает о кадровой стратегии правительства Новосибирской области в социальной сфере. Кроме того, политик оценивает позиции ЕР и КПРФ в Новосибирске и говорит о том, какие выводы партии стоит сделать по итогам предварительного голосования.

 «Я против того, чтобы хлопать дверью»

— Александр Александрович, давайте начнем со спорта. Международная ассоциация легкоатлетических федераций не изменила своего решения, и теперь к участию в международных соревнованиях, в том числе в Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро, российские легкоатлеты будут допущены только в случае их выступления как независимых спортсменов. Как вы к этому относитесь?

— Неправильно, что они решили наказать весь коллектив сборной России по легкой атлетике. В том числе и тех, кто не задействован или не замечен в околодопинговых конфликтах. Решили не разбираться в деталях, не углубляться в особенности, и назначить крайних. Причем, в первую очередь, удар пришелся именно по россиянам и спортсменам из стран Восточной Европы.

Я считаю, что мы должны были в самом начале более четко, более наступательно, излагать позицию олимпийского комитета России. Потому что наши первоначальные аргументы не были услышаны, в том числе и Всемирным антидопинговым агентством (WADA). К ним много вопросов: и о тенденциозности подхода, и о пересмотре регламентов. В частности, раньше, если после первых проб сомнений не возникло, то и в дальнейшем результаты спортсмена не пересматривались.

Сейчас мы с волнением и трепетом ожидаем решения Международного спортивного арбитражного суда. Надеюсь, что позиция, которую высказал Олимпийский комитет устами его главы, Александра Жукова, будет услышана. Не должно быть коллективной ответственности, каждый случай должен быть рассмотрен отдельно.

Я надеюсь, что, не смотря на болезненные для нас решения по легкоатлетам, вся остальная делегация сможет принять участие в Олимпийских играх под флагом России, представляя нашу спортивную, и не только, державу.

— А как вы относитесь к тем спортсменам, которые решат пойти на соревнования не под флагом РФ, а под белым олимпийским?

— Я не могу ответить однозначно. И я в 1992 году участвовал в составе команды, которая шла под «олимпийскими кольцами». Тогда причина была более катастрофическая и непреодолимая: Советского Союза не стало. Нам разрешили участвовать только в формате объединенной команды. Но изменилось лишь название, а дух остался прежним. Об этом говорит и результат, который мы показали в Барселоне.

Скажу так: важно, как именно ты попал в число атлетов, неокрашенных национальными признаками. Если благодаря каким-то нечистоплотным комбинациям, ценой предательства — нет. Это слишком дорогой билет, и для нас он не приемлем.
Я считаю, что в текущей ситуации спортсмены, которые попали на Олимпиаду в составе нашей команды, должны идти на Игры под российским флагом.

Однако, если кому-то действительно будет официально запрещено выступать от имени своей страны, то в таких обстоятельствах надо участвовать под олимпийским флагом. Пропускать соревнования нельзя. Я против того, чтобы сейчас «хлопать дверью». Все ждут, что мы обидимся, вообще не будем участвовать в Олимпиаде. Но мы не имеем права так поступать. Мы должны защищать каждого спортсмена, участвовать и претендовать, в том числе, и на командные достижения.

Наша страна и в более сложных условиях доказывала свой высочайший уровень. Даже сразу после Великой отечественной войны, люди, участвовавшие в боях, прошедшие концлагеря, побеждали спортсменов из стран, которых ужасы войны не коснулись.

«Кадровые изменения неизбежны»

— На ваш взгляд, помимо ледовой арены, каких спортивных объектов катастрофически не хватает в Новосибирске? Какие виды спорта из-за этого «хромают» в области?

— В первую очередь, волейбол — как мужской, так и женский. У нас были традиции, и как раз отсутствие необходимых спортивных сооружений не дало перспективного развития этому виду спорта. Сейчас уже подписано соглашение о намерениях между городом, областью и Всероссийской федерацией волейбола. Будет построен универсальный спортивный зал, который нам очень нужен. Такого уровня, чтобы там можно было проводить кубковые встречи. Это должен быть морально новый спортивный комплекс, который позволит подойти к организации зрелища смело, по-современному, обеспечивать необходимое освещение и звук. Такой зал подойдет и под баскетбол, и под мини футбол. Тогда и эти виды спорта встанут на цивилизованные рельсы, и нам не надо будет играть где-то на выезде. Также очевидно, что нужны возможности для гимнастики: это очень популярный вид спорта.

Лето у нас короткое и малоснежное. Поэтому бассейны нужны — и для оздоровления, и для приобщения к дисциплинам. Тех, что есть сейчас, включая построенные в рамках партийной программы на базе вузов, не достаточно. Бассейны должны быть не только во всех ВУЗах, не хватает как минимум двух «полтинников» с трибунами. Нужен хотя бы один бассейн, подходящий для проведения соревнований. Потому что популяризация лучше всего происходит в ходе турниров.

Я намеренно не включаю в этот перечень дворец спорта единоборств. Не потому что я пытаюсь демонстрировать скромность, а потому что мы сможем все это уместить в универсальном зале.

— Вы следите за ситуацией вокруг стадиона «Спартак», который хотят перенести на новое место?

Конечно, слежу, так же как и за ситуацией вокруг дворца спорта «Динамо». Я понимаю, что в этом месте, исходя из законов рынка, может появиться что-то более высокодоходное, какой-то более современный комплекс. И «Спартак», и «Динамо» находятся в центре Новосибирска. Удобно с точки зрения транспортной доступности. Но если говорить о проведении крупных соревнований или спортивных праздников, такое месторасположение означает большие пробки. Тем не менее, я не считаю, что стадион стоит сносить. Лучше его реконструировать и оставить под менее масштабные события. А в другом месте обустроить новую арену, с большой парковкой, другим трафиком.

— Находится ли на должном уровне курирование социально-спортивной сферы в Новосибирской области? Должность замгубернатора, который руководит этими направлениями, пока нестабильна

— Идет поиск человека, который сможет объединить все необходимые направления. Социальная сфера сама по себе непростая, а если объединить ее со здравоохранением, спортом и образованием, все усложняется. Чтобы синхронизировать работу таких ведомств, как региональный Минздрав и областной департамент физической культуры спорта (так, чтобы одно другому помогало), нужно обладать особенным талантом. Многие специалисты, включая высшее должностное лицо региона, понимают, что это очень сложный участок работы. Никому не хочу давать оценок, но считаю, что идет процесс подбора идет нормально, людям дают возможность попробовать себя на посту. Работенка не самая регламентированная: предполагает очень много творчества. Учитывая сложность вопроса, кадровые изменения неизбежны. Движения внутри управленческой команды всегда возможны.

— Говорят, что в этой сфере хотела бы себя попробовать член Совета Федерации от исполнительной власти Новосибирской области Надежда Болтенко.

— Мне кажется, что у Надежды Николаевны, как у новоиспеченного сенатора, и без того огромное количество поводов и возможностей для применения собственных сил, которые она накопила и как доктор по своему профильному образованию, и как председатель горсовета Новосибирска. Я, например, не слышал, чтобы она активно интересовалась местом заместителя губернатора по социальной политике.

«На таких примерах становится ясно, что такое реиндустриализация»

— Недавно вы, вместе с губернатором Новосибирской области Владимиром Городецким, посетили поселок Сузун. Как вы считаете, действительно ли возможно создание территории опережающего развития (ТОР) за двести км от Новосибирска — там, где даже инфраструктура не налажена? Это касается не только Сузуна, но и, например, Маслянинского района Новосибирской области.

— Маслянино сейчас успешно развивается. Причем, там есть не только предприятия сельхозпереработки, но налажено и производство стройматериалов. Важно правильно масштабировать. Территория опережающего развития должна обеспечивать соразмерное своему району производство, чтобы получать продукта, которого будет достаточно для потребления района . Чтобы и производство и переработка была максимально приближена к потребителю. То, что не употребляется в районе, стоит отправлять туда, куда это можно легко доставить. Надо вдыхать новую жизнь в производство, в первую очередь, с точки зрения технологий. Если все грамотно организовать, то и инфраструктуру можно будет подтянуть. Я в это верю.

Но, конечно, важна соразмерность. Поставить ферму-гигант в Северном или Кыштовском районе, где нет пастбищ, где нет традиции выращивания крупного рогатого скота — не вариант.

У нас же есть отличный пример ТОРа — Ордынский район. У этого феномена даже фамилия есть — Бугаков. Это реальная территория опережающего развития. Юрий Федоролвич опередил свое время, дал занятость жителям, привел технологию, которая является уникальной, не только в Новосибирске или в России, но и во всем мире (я имею ввиду выведение особых пород скота и т.д.). Такой же ТОР может появиться в Сузунском районе.

Я был в Сузуне и раньше, ходил по отвалам после дорожных работ: там, где сейчас находится монетный двор. И представители заксобрания — Андрей Шимкив и Евгений Покровский — мне тогда говорили с горящими глазами, что здесь будет туристический центр. Я удивился: какой может быть туристический центр в Сузуне? Они объяснили, что там был первый монетный двор. И посмотрите, что сейчас происходит! Теперь вопрос только в том, как дорогу сделать более комфортной. Поэтому я верю. Самое главное —использовать те козыри, которые сейчас есть.

Я много езжу по области. В частности, во время подготовки к предварительному голосованию я провел больше сорока встреч в каждом районе, причем не только в районных центрах. Я получил замечательную подпитку, многое понял.

Например, на одной из встреч в Краснозерском районе руководитель хозяйства сказал: «Я молю Бога и всех этих международных политиков, чтобы санкции в отношении России продлились как можно дольше. Потому что наконец-то мы поняли, что это все у нас есть. Оно у нас под рукой. Под ногами буквально. Только надо немножко обратить на это внимание». Так что позиции разные, и все возможно.

И я говорю не только о сельских территориях. Взять, например, новосибирский завод «Катод». Шесть тысяч кв.м. — это что? Торговые центры есть — в разы больше. Здесь же создали уникальное производство. Выполняются заказы для Минобороны. «Катод» — полноценные участники рынка, причем, рынка конкурентного. Предприятие сохранило лучшие кадры, уникальных инженеров, конструкторов, которые не просто производят, они — создают. И на таких примерах становится ясно, что такое реиндустриализация: эо новые возможности, занятость, интересная работа. Те самые новые и интересные рабочие места, о которых говорил глава государства.

— Как вы оцениваете темпы развития Новосибирской агломерации? В мае в Новосибирске прошла Всероссийская конференция, посвященная этому вопросу. Однако до сих пор не разработан транспортный каркас. Убедительных точек движения, кажется, нет…

— Я тоже не так давно был на конференции. Она называется Петербургский международный экономический форум. Довольно противоречивые впечатления. Но я считаю, что эти конференции нужны. Если отвечать на ваш вопрос, то есть пример, который мне понятен — Белгородская агломерация. Началась она очень просто: действующий губернатор Евгений Савченко взял циркуль и обвел небольшой — по сравнению с Новосибирском — Белгород, обозначив пространство примерно в тридцать километров вокруг города. Затем были приняты дополнительные акты и дело движется. Потому что логика понятна и разночтений нет.

Иногда депутатов упрекают: они быстро и много принимают законы, которые потом начинают дорабатываются. Закон — живой организм, инструмент. Поэтому лучше к нему подходить взвешено.

Что касается Новосибирской агломерации и транспортного каркаса — очень много нюансов. Стратегия развития агломерации, расширения территории должна определяться четкими критериями. Сначала необходимо определить, как люди будут доезжать из одного пункта в другой внутри агломерации, как произойдет объединение территории, только после этого стоит предлагать концепцию к внедрению… В любом случае, я так понимаю: эта затея — на годы, я бы даже сказал, на поколения.

«Александр Жуков — не «паровоз»»

— Государственная дума РФ завершила свою работу в этом созыве. Как бы вы могли подвести итоги, оценить проделанную работу?

— Я могу оценить нашу работу только с одной точки зрения — с трибуны «Единой России». Надо понимать, что на деятельность депутатов серьезный отпечаток наложили условия, в которых работал шестой созыв. Сложные Крымские решения, и, конечно же, Олимпийские Игры, которые прошли триумфально, не смотря на то, что сейчас пытаются это исказить (так же, как и многие другие исторические итоги). Мы принимали сложные решения, многие из них были восприняты с излишним ажиотажем.

Например, наша новосибирская инициатива о запрете пропаганды нетрадиционных семейных и сексуальных ценностей (имеются ввиду законы в целях защиты детей от информации, пропагандирующей отрицание традиционных семейных ценностей — прим. ред. «КС»). В Сочи я обсуждал эту тему с одним известным европейским журналистом. Он был возмущен, но оказалось: закон он даже не читал, видел только комментарии к нему. А ведь речь идет только о том, что пока дети маленькие, они должны расти в лоне традиционных ценностей. Взрослый, сформировавшийся человек может самостоятельно выбрать для себя поведенческую манеру.

Что касается других законов, я сложно отношусь к тому, что мы опять открыли дверь потоку новых партий. Я считаю, что пять-семь партий — достаточно: не могут одновременно сосуществовать более семи мировоззренческих доктрин. По сути, весь спектр идеологий сейчас представлен в Госдуме всего четырьмя партиями. Сегодня известно о том, что в федеральных выборах будет участвовать уже 24 объединения. Всего же зарегистрировано больше восьми десятков.

— Как вы относитесь к факту активного участия первого заместителя председателя Госдумы, главы Олимпийского комитета России Александра Жукова в избирательной компании в Новосибирской области? Ведь раньше он не имел отношения к региону. «ЕР» неоднократно подчеркивала, что не поддерживает использование так называемых «паровозов», что участвовать и побеждать на выборах должны местные люди, которые живут и работают в области. Не кажется ли вам, что участие в компании действующего первого вице-спикера Госдумы — это отступление от данного правила, и некоторый шаг назад в этом смысле?

— Я хотел бы уточнить. «Паровозы» — это те, кто «тащат» за собой список, но не планируют в дальнейшем участвовать в реальной парламентской работе. Так что в данном случае этот термин не совсем подходит. Участие Александра Жукова в компании — отступление от описанного вами принципа, но только частично. Ведь, будучи человеком, который руководил бюджетным комитетом Госдумы, работал заместителем председателя, он имеет достаточно полные представления обо всей Российской Федерации, в том числе и о такой ее заметной части, как Новосибирская область.

Да, мы опираемся на его организационный ресурс, на его аппаратные возможности, учитываем его опыт. И я надеюсь, это принесет плюсы региону. В первую очередь не фрагментарные преимущества в рамках избирательной кампании для «Единой России», а именно для области в последующей работе.

Мы надеемся, что, благодаря Александру Дмитриевичу, мы сможем реализовать многие начинания, о которых говорили долгое время: первенство мира по хоккею среди юниоров, предшествующее ему появление Ледовой арены, и многое другое.

«Раньше были ямы ЕР, а теперь — просто новосибирские ямы»

— Поговорим об итогах праймериз. С вашей точки зрения, должны ли быть сделаны какие-то выводы на будущее по результатам процедуры в Новосибирской области…

— Не только по итогам в нашем регионе. На съезде «Единой России» 27 июня из числа участников праймериз был исключен депутат заксобрания Новосибирской области Алексей Алексеевич Александров. Свердловская версия: в Нижнем Тагиле федеральный оргкомитет принял решение полностью изъять результаты прошедших праймериз.

Хотелось бы упомянуть еще об одном явлении, с которым мы столкнулись после предварительного голосования. Я не только по 137 округу езжу, плюс к этому у меня проходят встречи по всей стране. Приходят ко мне люди и говорят, что после праймериз пойдут на выборы сами по себе. Я задаю им вопрос: «А почему?» Слышу: «Я не согласен с результатами, меня незаслуженно подвинули». Но ведь когда подавали заявление на участие в предварительном голосовании, мы принимали на себя некоторые самоограничения. В их число входила невозможность в случае поражения выдвигаться на выборы как по своей инициативе, так и от других партий. Мне отвечают: «От других партий помню, а то, что самовыдвиженцем нельзя, не помню». И подобных примеров я могу привести семь. Столь странную позицию занимают не статисты, а люди с очевидным политическим опытом, с опытом небезуспешных предвыборных кампаний. Вроде законодательство не запрещает выдвигаться после поражения на праймериз, вот они и собираются предпринять попытку… Я считаю, что партия должна была более четко, более внятно проговорить этот момент, акцентировать внимание на недопустимости таких действий.

Незадолго до 22 мая мне кто-то задавал вопрос, что я предприму, если не выиграю праймериз. Я искренне ответил: не пойдут на выборы. Не потому что я с «Единой Россией» с самой начальной фазы ее создания, а потому что это было бы неправильно, не верно. Да, замечательный повод для обсуждения. Но с точки зрения восприятия нас избирателями — не наша история.

Конечно, модель предварительного голосования предполагает дальнейшее совершенствование. Кстати, как бы нас ни критиковали оппоненты, другие участники избирательных процессов, заметьте: они не постеснялись прибегнуть к похожему способу привлечения кандидатов. Пусть у них не было такой же, как у ЕР, открытой, ажиотажной и моментами спорной программы. Тем не менее, политические силы, представляющие другой лагерь, до официального старта предвыборной кампании не пренебрегли возможностью разместиться на внешних носителях, занять пространство в эфире, на полосах. Конечно, предварительный отбор — хорошее начинание. Только, на мой взгляд, нужно им научиться пользоваться.

Кроме того, возвращаясь к нашим внутрипартийным делам, может быть, стоит очертить более категоричные критерии участия в предварительном голосовании. По включению, выключению участников из процесса. Чтобы избегать в дальнейшем недоразумений, как с Алексеем Алексеевичем Александровым.

— Какие еще более категоричные критерии могут иметь место? Люди с судимостью отсеиваются, активы потенциальных кандидатов оргкомитет тоже изучает. Что еще? По характеру отсеивать людей?

— Я говорю об организации, технологии. Взять дебаты, я считаю, что мы их потенциал задействовали процентов на двадцать. Мы могли бы сделать эту площадку более интересной. Могли бы часть своих программных предложений обкатать уже там. Вот вы улыбались, когда я заговорил о том, что делал бы, если бы не выиграл праймериз

— Немного забавно слышать, что вы предполагаете, что могли бы не выиграть…

— Если бы я этого не предполагал, зачем бы я с ветерком проехал по области? Мне же в районах доставалось за все. Ведь это действительно так: за все, что происходит — как родит земля, насколько тучны стада — отвечает сегодня «Единая Россия». Переключение внимания мы увидели после муниципальных выборов, когда в областном центре выбрали мэра-коммуниста. Раньше были ямы «Единой России», а теперь — это просто новосибирские ямы.

Вот о чем я говорю. Если бы я не сомневался в своих шансах, я бы взял и попросил сразу меня назначить на первое место по одному из округов. А я намеренно поехал, встретился с жителями на округе, не пренебрег возможностью, в том числе, поучаствовал в дебатах.

Кстати, когда готовился со своей командой к дебатам, мы тщательно отнеслись к подбору своей группы поддержки. Я приглашал людей не по принципу должности, а тех, у кого есть достижения. Приглашал руководителей «НЭВЗ» Виктора и Олега Медведко, гендиректора «Сиблитмаша» Анатолия Масалова, депутата областного заксобрания, руководителя ЗАО «Агрофирмы «Лебедевская» Анатолия Григорьева. Опираясь на их мнение, я стремился показать разницу между «красными директорами» и эффективными управленцами. Когда мы на дебатах говорили об образовании, я позвал руководителя центра «Олеся» Людмилу Кожевникову. Удивительный человек. Я хотел, чтобы она, а не я, могла сказать, что нужно поддержать инициативу создания большого реабилитационного центра в Новосибирске, о том, что это дело всего города и всей области…

В процедуре предварительного голосования есть что оттачивать, есть что совершенствовать… В том числе, и в вопросе взаимодействия со средствами массовой информации. На дебатах, я например не увидел «огневого рубежа» для фотокорреспондентов. Должно было быть выделено максимально выгодное для запечатления «Единой России» место. Нельзя так: ну мы же вас вроде бы пригласили, вот и сфотографируйте нас. Я всегда стараюсь пресс-центру и пресс-службе уделить максимум внимания. Не важно, идет ли речь о предварительном голосовании или турнире. Просто я понимаю: если сегодня мы упустим возможность объясниться с СМИ, завтра получим изъяны в восприятии нас обществом. Журналистскому коллективу очень многие доверяют, этим фактом не стоит пренебрегать. И свою работу на одномандатном округе я предполагаю выстраивать именно так.

«Я никогда не соглашусь, что сейчас ЕР в Новосибирске — оппозиция»

— Уже определена повестка «Единой России» в избирательной кампании в Новосибирской области? Как она будет отражаться на работе одномандатников и списочников?

Не определена. Рамок, четких разделений по абзацам, эшелонирования нет. Если говорить о работе на одномандатном округе, то есть некоторые самоограничения, через которые мы не можем переступить. Например, некоторые другие партии могут позволить себе забрасывать те или иные структуры власти письмами, делать по триста-четыреста запросов, тем самым парализуя работу этих структур. Только для того, чтобы показать: посмотрите, мы же бумаги не жалеем. «Единая Россия» все-таки говорит о достижимости решений, которые мы можем предложить. А если не можем, то объясняет, почему.

Как будет происходить сшивка одномандатной и списочной кампании? Я считаю, что самое главное, это количество встреч, как для одномандатников, так и для участников списка. Фоновая стратегия — это не то. Не думаю, что мы должны всех перекрыть триколором, флагом с медведем и характерной надписью «Единая Россия». Основная задача — охватить аудиторию максимально, объяснить, что мы делаем и почему.

Нас часто упрекают в использовании административного ресурса. Но эти обвинения уходят в прошлое на 17-15 лет. Я успел в свое время поработать и секретарем партийного отделения и координатором. Много лет назад мы ездили по городам и весям Новосибирской области, приходилось подключать воображение, чтобы найти кандидатов, которые с нами разделили бы свою репутацию, пошли бы в районный сорвет, на пост главы. Это сейчас нам говорят: конечно, у вас на территории свой глава-единорсос. А 15 лет назад мне в лицо заявляли: что ты сюда едешь, пусть по ТВ покажут или зайди к редактору газеты и все будет нормально — плюс двадцать процентов по рейтингу. Но я ехал, потому что понимал: завтра могут возникнуть проблемы, которые ни из Госдумы, ни из областного центра области решить будет невозможно — человек на месте нужен. А сейчас нас упрекают административным ресурсом, упрекают, что у нас большинство в советах. Но ведь это следствие планомерной работы.

— Есть ли ощущение, что КПРФ стала сильнее, чем на предыдущих выборах?

— Нет у меня такого ощущения. Спортивная часть моей натуры против того, чтобы считать шансы заблаговременно. Нам говорят, что мы опираемся на консервативную часть населения. Однако нужно понимать, еще более консервативной является как раз группа земляков, которая выступает на стороне коммунистической партии РФ.

— Консерваторы против консерваторов?

— И консервы консервам рознь. Говорить о стабильности, об устранении огрехов, возникших после развала Советского Союза — это одна история. Эксплуатировать лозунги, которые приведены к тому, что великой державы не стало — другое дело, другая технология.

Поэтому у меня нет впечатления, что у КПРФ позиции сильнее. Они критиковали наше предварительное голосование, тем не менее, сконцентрировали ресурсы, выплеснули их в том числе на наружную рекламу, включились в пикировку — хоть и заочную — с представителями «Единой России». И это говорит о том, что они оценили революционность преобразований, которые мы начали с себя. Хотя мы тем самым поставили себя в сложное положение, что демонстрирует пример Алексея Александрова. У наших оппонентов таких поводов не возникает, потому что выбранная ими процедура отбора кандидатов не предполагает широкого публичного обсуждения.

Некоторые избиратели уверяют, что сегодня на территории любимого мной Новосибирска «Единая Россия» является партией оппозиционной. Я с этим никогда не соглашусь. И пусть структура городского совета, партийная принадлежность градоначальника говорит в пользу этого утверждения. Но мы уже были в похожем положении. Причем не однажды. Было время, когда «Единство» находилось в сложных отношениях с «Отечеством» на территории Новосибирской области. Мы пережили, потихоньку отвоевали позиции… Я вообще никогда не думал, что столько времени буду всем этим заниматься, вы знаете. Но у меня получается…

Нет у меня впечатления, что мы уступаем любой другой политической силе. Появляются организации, их представители, но вопрос в том, насколько они разборчивы в методах, в средствах. Я имею в виду и те самые сотни запросов, которые забивают прокуратуру. У меня к подобным действиям очень сложное отношение. К сожалению, даже некоторые депутаты Госдумы этим злоупотребляют. Нет обращения от избирателей, нет инициативы от жителей территории, но просто на встрече парламентарию задали вопрос, и он уже пишет запросы. Это разве ответственность? Нет, это неправильно.

— Нравится ли вам то, что сейчас происходит в законодательном собрании Новосибирской области? Создается впечатление, что оно сегодня занимает гораздо более самостоятельную позицию по отношению к исполнительной власти, чем мы привыкли в последние лет 15. Хотя на первых этапах, предваряющих выборы председателя регионального парламента, сложно было предположить, что подобное случится. Но так сложилось.

— По сути, все формализованные инициации по выдвижению спикера прошли в одну сторону, а непосредственно на сессии был избран Андрей Шимкив. Это заложило определенную базу, которая повлияла на формирование комиссий, комитетов. Сегодня Андрею Ивановичу приходится гармонизировать работу заксобрания, опираясь на иные, чем его предшественники, подходы. Парламент переживает сложный период изменений, и это определенным образом отражается на взаимоотношениях законодателей с исполнительной властью. Я говорю не только о правительстве Новосибирской области, не только о губернаторе и первом вице-губернаторе. Напомню, что спикер проводит огромную работу внутри районов, которые также представлены исполнительной властью. Ведь те законы, которые принимаются в ЗС, оказывают огромное влияние на жизнь территорий. Депутаты шли к изменениям, которые мы сегодня наблюдаем, они подготовились. Но этого бы не произошло, если бы не было запроса на формирование нескольких центров принятия решений.

— Это хорошо?

— Конечно, хорошо.

— На федеральном уровне подобная тенденция не прослеживается?

— Вынужден вас разочаровать. Нас «прислоняют» за некоторые законы, например, за «комплекс Яровой». Да, многие проекты нуждаются в доработке. Однако вызовы времени заставляют нас закладывать основу правоприменения. Правительство РФ очень плодовито на законодательные инициативы. Но мы каждый раз говорим о проработке закона, о соблюдении сроков, процедуре инициации и подачи проекта в Госдуму. Закрытых, проходящих без обсуждения парламента статей остается все меньше. Хотя понятно, что есть нюансы: по понятным причинам, оборонное ведомство в большей части сохраняет закрытость. В любом случае, все законы, которые мы принимаем, исполняет правительство. Но власть становится ближе к людям. Особенно это видно в свете надвигающейся реформы муниципального управления. Закон замечательный, он открывает много возможностей, приближает власть к населению, дает больше и больше полномочий, больше ресурсов в руки представителей муниципальных образований.

Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона. Для корректной работы приложения требуется выключить в настройках in app browser.
 КОММЕНТИРОВАТЬ
 
 
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. По спорту как то все с уклоном в профессиналов — это повторение девяностых будет, только с финансированием. Интереснее гораздо идеи Бадюка из «Родины», про создание дворовых спорткомплексов и формирование тусовки вокруг них. Это и популяризация, и подчеркнёт престиж, и больше будет кадров для профессионального спорта.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ