ОАО «Катод»: «Хотим видеть всё»

Новосибирское ОАО «Катод» не только адаптировалось к особенностям «санкционной» экономики, но и продолжает активно укреплять свои позиции. Предприятие ежегодно увеличивает выпуск высокотехнологичной продукции и ведет разработки устройств, которые способны радикально изменить жизнь Российских Вооруженных сил. Новую линейку продуктов «Катод» презентовал на третьем международном форуме «Технопром-2015». Заместитель генерального директора ОАО «Катод» ВАДИМ ЛОКТИОНОВ рассказал «КС» о состоянии новосибирской инновационной промышленности и о производственных планах «Катода» как одного из главных экспортеров на территории Новосибирской области.

Реиндустриализация и «Технопром»

— Вадим Владимирович, какие новые разработки «Катода» были представлены на «Технопроме»?

— Помимо уже зарекомендовавших себя на рынке приборов ночного видения (ПНВ) и электронно-оптических преобразователей (ЭОП, компонент ПНВ) производства ОАО «Катод», на выставке был представлен ультрафиолетовый пеленгатор, который используется в новейших системах защиты от направленных ракет. Он устанавливается на летательные средства и бронемашины, в том числе на вертолет Ка-52 «Аллигатор» и на новейший танк Т-14 «Армата». Мы демонстрировали эту разработку на «Технопроме». И составить представление об этой системе можно было даже по модели вертолета, которая экспонировалась в рамках выставки. Речь идет о нескольких устройствах, установленных на корпусе машины. Это наша гордость, новейшая разработка, дальнейшее развитие которой видится очень перспективным. Помимо этого были представлены малогабаритные активно-импульсные приборы ночного видения. Это новое слово в развитии этой сферы. В условиях пониженной освещенности так называемые «стробирующие» приборы позволяют заглядывать за визуальные помехи — листву, маскировочную сетку или даже тонкую ткань. Также они позволяют вести наблюдение в ухудшенных метеоусловиях: туман, снег, задымление преодолимы для этих приборов. Наш девиз: «Хотим видеть всё и всегда».

— Какие разработки на вашем предприятии были внедрены в непосредственное производство за последние годы?

— Помимо этих новинок мы значительно расширили линейку камер ночного видения. Это достаточно новое направление. Мы, как и весь мир, стремимся к цифровому формату и делаем ЭОП сочлененными с CCD-матрицей, а на основе этого ЭОПа создаем камеры ночного видения. Они могут применяться, в том числе, для беспилотных разведывательных аппаратов, системы посадки истребителей на авианосец и т. д. Также мы существенно усовершенствовали приборы третьего поколения. Но эту работу мы ведем постоянно. По сути АО «Катод» — это два предприятия, одно из которых производит готовую продукцию, а второе занимается исключительно перспективными разработками. Не менее половины прибыли направляется на внутренние научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, и это необходимое условие. Чтобы обеспечить устойчивый спрос на свои изделия, мы должны ясно представлять, что будет востребовано завтра. И что мы будем производить через три года или пять лет. Наша задача — не просто реагировать на запросы рынка, а самим предлагать новые идеи, забегать хоть немного вперед и тем самым формировать инновационную среду.

— Как бы вы в целом оценили итоги «Технопрома»? Будет ли ваше предприятие участвовать в реализации проектов программы реиндустриализации экономики Новосибирской области?

— Мы очень рады тому, что у нас в Новосибирске появился «Технопром». Он способствует улучшению имиджа города, привлекает инвесторов и открывает новые перспективы международного сотрудничества. Мы уже три раза участвовали в «Технопроме», и я помню, как он менялся, как он рос. Буквально на втором «Технопроме» появились иностранцы. Сейчас они приезжают уже делегациями и проявляют огромный интерес к нашему региону. Совершенно очевидно, что такое яркое и регулярное мероприятие — это большой плюс для нашего города. Мы увидели много нового, встретились с интересными людьми, увидели перспективу на будущее и намерены участвовать и в следующем форуме. Что касается реиндустриализации, то тут, видимо, каждый должен отвечать за себя. Учитывая то, что мы каждый год удваиваем, а то и утраиваем производство ЭОП третьего поколения, одновременно повышая их технические характеристики и параметры, реиндустриализация у нас идет постоянно. Всё оборудование, кроме самого сложного, мы делаем для себя сами, кроме того, сегодня строим новый корпус со сверхчистыми помещениями, который предоставит нам необходимую производственную среду, так что для нас самая главная реиндустриализация происходит на территории завода.

26_Katod_02Перспективы и кадры

— Каким вы видите потенциал региона в высокотехнологичном наукоемком производстве? И считаете ли вы действенными существующие меры господдержки инновационных предприятий?

— Если взять во внимание близость Академгородка, я думаю, что потенциал региона огромен. У нас много высокотехнологичных предприятий, и я знаю о многих примерах успешного сотрудничества с СО РАН. Мы, в свою очередь, ведем работу с учеными, в основном сотрудничаем с Институтом физики полупроводников, проводим совместные разработки, активно пользуемся достижениями фундаментальной науки и придаем им более прикладной характер. Мы ведем сразу несколько исследовательских проектов. Если хотя бы один из них окажется эффективным, наши затраты окупятся многократно. Поэтому сотрудничество очень плодотворно, надеюсь, что мы и дальше будем развивать этот союз науки и производства. Что касается мер господдержки, то могу сказать, что самую весомую помощь оказывает администрация Новосибирской области. В этом году мы получили право на субсидию в виде льготы по налогу на прибыль по платежам в региональный бюджет. Также мы получаем субсидию от Минпромторга НСО в качестве компенсации затрат по выполненным НИОКРам и частичную компенсацию затрат на приобретение нового технологического оборудования от мэрии. В общем, местную помощь от Новосибирской области и городских властей мы ощущаем очень явственно, а вот на федеральном, законодательном уровне пока подвижек нет. Надеюсь, в скором времени для инновационных предприятий будут предусмотрены какие-то преференции в части налогообложения, кредитного обеспечения или таможенных ставок. Это сделает нашу продукцию более конкурентноспособной и повысит общий технологический потенциал.

— Как бы вы оценили текущее состояние рынка высокотехнологичной электронной техники в России и за рубежом, и как на него влияет текущая экономическая ситуация?

— Высокотехнологичная электронная техника может развиваться только на какой-то базе. За рубежом она есть, а в России, к сожалению, нет. Сейчас ведутся усиленные работы в этом направлении, но время утеряно безвозвратно, поэтому нам всем придется очень постараться, чтобы выйти на мировой уровень. А пока мы очень многое покупаем за границей, начиная от простейшего люминофора и заканчивая волоконно-оптическими элементами, которые являются очень сложными изделиями и, на данный момент, производятся только в Китае. Чтобы создать свою элементную базу, нужны серьезные инвестиции со стороны государства, и сейчас мы видим ощутимые подвижки в этом направлении. Например, те же самые волоконно-оптические элементы уже через год будут производиться в России, нашим давним партнером из Владикавказа «ВТЦ Баспик».

Это одно из немногих по-настоящему инновационных предприятий, в этом году они получили необходимые средства в рамках ФЦП и ведут успешные разработки в области волоконной оптики. Конечно, в сотрудничестве с нами, мы оказываем всяческое содействие и наш интерес не только материальный. Для нас принципиально важно работать с российскими поставщиками. Дело в том, что те же китайцы, продавая нам свои изделия, кроме денег, получают важнейшую техническую информацию. Чтобы получить результат, мы вынуждены давать обратную связь, благодаря которой наши китайские партнеры совершенствуют свой конечный продукт. Тем самым мы лишаемся своих конкурентных преимуществ, а самое главное — размывается наш технологический суверенитет. Поэтому мы будем покупать у российского производителя, даже если у него будет вдвое дороже. А то и втрое, лишь бы он был. Нам это выгодно в долгосрочной перспективе и нас очень радует, что государство, наконец, повернулось лицом к проблемам высокотехнологичной отрасли.

— Поделитесь, пожалуйста, прогнозами на ближайшую перспективу: какие новые продукты могут появиться на рынке оптических приборов, в каком направлении движется рынок, какие позиции занимают российские предприятия, в частности, ваша компания?

— Рынок ПНВ сегодня развивается в направлении комплексированных приборов. Сейчас создаются продукты, которые сочетают в себе преимущества ночного видения и тепловидения. Сейчас практически все новинки представляют собой комплексированные приборы. Один из основных трендов в индустрии заключается в том, что информативность изображения увеличивается в разы. Компьютер объединяет сигналы с цифрового ЭОПа и болометрической (тепловизионной) матрицы, обрабатывает их с целью оптимизации картинки, а также интегрирует изображение с полезной для пользователя информацией. Например, уже появились приборы, где в уголке изображения можно наблюдать карту, полученную через спутниковую систему позиционирования. А всё начиналось с простого компаса, размещенного на приборе. Существуют также сложные оптические прицелы, которые могут при помощи дальномера определить дальность до цели и вычислить ее координаты GPS. Раньше это было доступно лишь в танковой технике и на флоте: техника была громоздкой и стационарной. А сейчас солдаты вполне способны носить это оборудование на себе. Можно сказать, что мы вплотную подошли к созданию «солдата будущего».

— «Катод» — один из основных экспортеров Новосибирской области. Как экономический кризис и санкции повлияли на товарооборот компании с зарубежными странами и ощущаете ли вы на своем опыте переориентацию многих российских рынков на азиатские страны, в частности на Китай?

— Мы уже третий год подряд получаем награду как лучший экспортер Новосибирской области, и, конечно, наши приборы пользуются огромным спросом за рубежом. Еще два года назад доля экспорта доходила до 90%, однако в последнее время структура рынка существенно изменилась. С появлением Госзаказа российские оптические заводы начали возрождаться, сейчас внутренний рынок потребляет более 60% всей выпускаемой продукции, и нас это не может не радовать. Это значит, что наша продукция востребована у нас, в наших Вооруженных силах, а самое главное, мы уверены: наши солдаты прекрасно вооружены. В мире несколько очагов нестабильности, практически везде присутствует американское оружие и, конечно, ПНВ. Надо признать, что США являются законодателями в области ночного видения. Мы постоянно получаем лучшие образцы и можем с гордостью сказать, что наши приборы ни по одному из параметров не уступают американским и, конечно, превосходят их по соотношению цена/качество.

При общем увеличении российского рынка зарубежные потребители не снизили объем, поэтому у нас дефицит производственных мощностей. Только в Европе небольшой спад, но это связано не с санкциями, а с политикой затягивания поясов. Из-за взаимных санкций для нас действительно перестал существовать один из стратегических рынков — Канада, но мы всё понимаем и слышали выступления канадского премьер-министра. С этой страной нам не по пути. Сказать, что санкции открыли перед нами Китай, было бы слишком громко. С китайскими партнерами мы работаем с прошлого века, весь экономический подъем этой страны происходил на наших глазах. Это восточное соседство всегда способствовало развитию, близость Новосибирской области к Китаю мы считаем своим конкурентным преимуществом.

— Многие представители реального сектора, с которыми общался «КС», обращали внимание на проблему нехватки кадров. Как ваше предприятие решает этот вопрос?

— Действительно, кадровый вопрос был и остается главной проблемой. Готовых специалистов нет вообще. Чтобы подготовить хорошего технолога, необходимо не менее пяти лет после ВУЗа. И для этого нужно, чтобы человек был целеустремлен, понимал специализацию и хотел получить эту работу. Средняя зарплата у нас около 38 тысяч рублей, в этом году мы провели индексацию на 10%, но это не главное. Самое важное — это создать такую среду, которая бы увлекала молодого специалиста, зажигала в нем интерес и давала предпосылки к генерированию новых идей. Кроме этого, необходимо оградить работника от извечного квартирного вопроса, насколько это возможно. Для молодых специалистов мы выплачиваем дотации на аренду жилья, а самым перспективным покупаем квартиры. Специалист будет работать максимально эффективно, если голова у него не забита бытовыми проблемами, и это, конечно, касается не только молодежи. Всем пенсионерам, которые проработали на «Катоде» более десяти лет, мы выплачиваем дополнительную пенсию, это небольшая, но существенная поддержка в наше трудное время.

В общем, люди — это наше главное богатство, а кадровый вопрос — самый сложный. Но и интересный. Вы знаете, например, что после возвращения Крыма у нас на заводе выросла производительность труда. Снизилось количество браков и, вообще, дисциплина подтянулась. Вот такие последствия санкций. То есть у людей появилась дополнительная мотивация, они понимают, что работают на благо России, а не просто зарабатывают зарплату. Поэтому, на мой взгляд, если бы санкций не было, их бы следовало придумать.

НА ПРАВАХ РЕКЛАМЫ

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ